Подложка под пгп: Подложка для пазогребневых плит звукоизоляционная Knauf 100 мм

Содержание

Особенности монтажа пазогребневых плит | Gipsokart.ru

 

Вступление

Любой дом, земельный участок, квартира является объектом недвижимости. Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН) хранит всю информацию о квартирах, домах и земельных участках страны. В базе реестра все объекты недвижимости независимо от права собственности.

Выписка из ЕГРН необходима для оформления или переоформления прав собственности на объект. Общедоступны только два варианта выписок: информация о характеристиках объекта с указанием действующих прав собственности и информация о переоформлении прав собственности на объект. Получить выписку ЕГРН можно самостоятельно или для ускорения процесса воспользоваться услугами специализированного коммерческого сервиса. Пример такого сервиса spvkadastr.ru. Сервис поможет быстро и оперативно оформить заявку на получение срочной выписки ЕГРН из Росреестра.

Что в статье

Здравствуйте!  В этой статье посмотрим особенности монтажа пазогребневой плиты, а именно, о существующих двух технологиях примыкания межкомнатной перегородки из гипсовой пазогребневой плиты к ограждающим конструкциям: эластичном и монолитном примыкании.

Вы можете выбрать и купить пеноблоки, пазогребневые плиты и другой строительный материал перейдя по ссылке. 

Что такое примыкание перегородки

Примыкание перегородки это граница соприкосновения перегородки с существующими конструкциями помещения. Обычная межкомнатная перегородка соприкасается с полом, потолком и стенами помещения. Причем, перегородка не только, соприкасается с ними, но и прикрепляется к ним (фото ниже).

Если перегородка делается между двумя стенами, то перегородка крепится к стенам помещения. Если перегородка длинная, то крепление добавляется и на потолок.  

Что такое монолитное и эластичное примыкание

Технологии, относящиеся к монтажу пазогребневой плиты (ПГП) близки к монтажу конструкций из гипсокартона. Происходит это из-за компании Кнауф, которая известна не только, как мировой лидер по производству гипсокартона и комплектующих для него, но и «изобретателем» гипсовой пазогребневой плиты. 

По технологии монтажа пазогребневых плит предусмотрены два способа их примыкания.

Способ 1. Эластичное примыкание. Примыкание пазогребневой перегородки делается через слой звукоизоляционного материала. В качестве звукоизолятора рекомендованы: пробковое покрытие, аналогичная пробковой подложки для ламината или специальная поливиниловая лента, аналогичная ленте Дихтунгсбанд Кнауф.

Способ 2. Монолитное примыкание. Примыкание пазогребневой перегородки делается без звукоизоляции, на гипсовый монтажный клей.

Отличаются эти способы только требованиям к звукоизоляции в помещении. При повышенных требованиях к звукоизоляции применяется первый эластичный способ монтажа ПГП.

Нюансы эластичного монтажа пазогребневых плит

Обратим внимание на эластичное примыкание перегородки ПГП.

  • Звукоизоляционная прокладка укладывается между плитами ПГП и полом, стенами и потолком.
  • Крепится звукоизоляционная лента на монтажный клей, на который крепятся и плиты ПГП.

Схемы эластичного и монолитного примыканий ПГП перегородки

Посмотрим на технологические схемы эластичного и монолитного примыкания

Эластичное примыкание схема

  

Монолитное примыкание схема               

 

Видео монтаж перегородки ПГП компании Кнауф

 

В данном видео показан процесс возведения перегородки из пустотелых пазогребневых плит Волма.

Пазогребневые плиты (ПГП) — это один из самых оптимальных строительных материалов для создания стен и перегородок.

ПГП представляют собой гипсовый блок с пазом и гребнем по своим торцам, благодаря чему они собираются как конструктор лего. Используя данный материал, вы без труда возведете перегородку длиной до 6м и высотой до 3,6м.

Пазогребень может использоваться как в сухих, так и влажных помещениях. Для монтажа перегородок в помещениях с повышенной влажностью изготавливают специальные влагостойкие пазогребневые плиты.

Инструменты и материалы для монтажа перегородки из ПГП

Для монтажа перегородки из пазогребневых плит вам потребуются следующие материалы и инструменты:

  • ПГП обычные или влагостойкие
  • грунтовка
  • монтажный клей
  • гипсовая шпаклевка
  • крепежные уголки (могут быть использованы прямые подвесы)
  • дюбель гвозди и саморезы
  • шпатели: широкие, для наружных и внутренних углов
  • монтажная пена
  • уровень
  • киянка

Все необходимые строительные материалы и инструменты для монтажа перегородок из ПГП, Вы можете купить в нашей компании. 

 

Этапы монтаж перегородки из пазогребневых плит

 

1. Подготовка основания

Одним из самых важных условий для создания перегородки из ПГП, это надежное и стабильное основание. Если основание имеет сильные неровности, необходимо выполнить выравнивающий слой с помощью наливного пола.

Перед непосредственным началом монтажа очистите пол от пыли и грязи. После этого можно переходить к монтажу перегородки.

2. Монтаж перегородки

Для повышения сцепления материалов необходимо обработать все поверхности, которые будут прилегать к будущей перегородке грунтовкой. После высыхания грунтовки выполните разметку и приготовьте смесь — может быть использована любая гипсовая монтажная смесь.

Для повышения звукоизоляции и предотвращения других негативных последствий крепить перегородку к основанию лучше через эластичный пористый материал, например, пробку. Этот этап носит рекомендательный характер.

Пазогребневые плиты монтируются рядами. ПГП первого ряда монтируются от стены помещения на слой монтажной смеси. Плита может быть установлена как пазом вверх, так и вниз. Для получения качественной конструкции необходимо проверять с помощью уровня вертикали и горизонтали будущей перегородки.

Перед монтажом следующей плиты нанесите слой клея на уже установленную пазогребневую плиту и основание. Установив вторую и последующие плиты, подровняйте их киянкой для получения ровной конструкции.

Как правило, для завершения перегородки необходимо использовать не целую ПГП плиту. В этом нет ничего страшного, ведь благодаря пустотам материал очень легко пилится ножовкой.

Укладывая второй и последующий ряды, нужно соблюдать разбежку вертикальных стыков минимум в 10 см, благодаря этому конструкция получается более прочной.

Постоянно контролируйте ширину горизонтальных и вертикальных швов, чтобы исключить дополнительные действия по выравниванию при финишной обработке перегородки из пгп, она должна быть минимальной.

Плиты необходимо крепить к стенам и основаниям: их выполняют при помощи крепежных уголков, дюбель гвоздей и саморезов.

Последний ряд необходимо монтировать с зазором не менее 1,5 см от плиты перекрытия,  оставшийся зазор заполняется монтажной пеной, после зачистки лишнего необходимо зашпаклевать шов гипсовой шпаклевкой.

3.Финишная обработка перегородки из ПГП

В первую очередь нужно защитить от механических повреждений внешние углы получившейся перегородки, для этого используется угловой перфорированный профиль 31*31. Внутренние углы укрепляются при помощи армирующей ленты.

На все углы необходимо нанести выравнивающий слой гипсовой шпаклевки.

Для прокладки электрических проводов или электроустановочных изделий можно использовать конструктивные полости, которые необходимо дополнительно расширить с помощью дрели с коронкой. Этим же инструментом необходимо подготовить наружные отверстия для электроустановочных изделий и вывода проводки. 

Перед нанесением декоративного покрытия:  обоев или краски необходимо зачистить швы и обработать их и все неровности гипсовой шпаклевкой и прогрунтовать поверхность.

Также в видео отражены моменты звукоизоляции перегородок и монтаж навесного оборудования: полок, сантехники. 

Преимущества пазогребневых плит:

  • простота сборки
  • простота устройства проемов
  • минимальная финишная обработка
  • не требует штукатурных работ
  • низкая цена
  • высокие показатели огнестойкости

 

Подложка под ламинат и паркет

Как выбрать подложку?

Для монтажа напольного покрытия необходимо использовать специальную подложку. Она представляет собой материал, который устанавливается между основой пола (бетон, дерево или фанера) и покрытием. Качественное изделие может одновременно выполнять несколько функций:

  • делает основание ровным, что необходимо для правильного монтажа напольного покрытия;
  • обеспечивает надежное крепление паркета и ламината;
  • улучшает теплоизоляционные свойства пола;
  • поглощает шум, звуки.

При выборе подложки вы можете руководствоваться различными критериями – материал, из которого она изготовлена, размер, цена. Но основным критерием является тип покрытия, которым вы хотите оформить пол и для которого она будет служить основой.

Ассортимент подложек

Основное различие – материал, из которого изготовлена подложка:

Пробковая подложка изготавливается из коры пробкового дерева. Мягкая основа устойчива к механическим нагрузкам, хорошо изолирует тепло, звуки. Отлично подходит для оформления пола паркетной или массивной деревянной доской.

Слою из пенополиэтилена не страшны плесень, насекомые. Он не пропускает влагу, хорошо изолирует шум, тепло. В то же время, его можно легко повредить во время укладки, поэтому работа с пенополиэтиленом требует аккуратности.

Изделие из экструдированного пенополистирола представляет собой листовой материал. Прочные листы устойчивы к механическим повреждениям, колебаниям уровня влажности. Отличаются хорошей звуко-, теплоизоляцией, защищены от появления грибков, плесени, насекомых.

ДВП – экологичный материал, который подойдет для устройства пола из натурального дерева. Изделия устойчивы к повреждениям, отличаются высокой прочностью, теплоизоляцией, однако могут деформироваться под воздействием влаги.

Чтобы выполнить монтажные работы качественно, легко и быстро, выбирайте и покупайте подложку для пола в гипермаркетах Castorama.


Чувствительность перитонеальных макрофагов мыши к PGP и P ….

Липополисахариды (LPS или эндотоксины) грамотрицательных бактерий представляют собой патоген-ассоциированные молекулярные паттерны (PAMP), которые распознаются CD14 и Toll-подобным рецептором 4 (TLR4) . Липополисахариды стимулируют полиморфноядерные лейкоциты (PMN) для существенного производства активных форм кислорода (ROS) во время его реакции на вторичные стимулы, такие как хемоаттрактанты или патогены. Чрезмерное производство АФК может повредить окружающие ткани хозяина, тем самым усиливая воспалительную реакцию, вызванную патогенами.Сегодня специфические антитела против CD14, TLR4 и CD11b используются в качестве основных инструментов для выяснения роли этих рецепторов в остром воспалении, и некоторые из этих антител рекомендованы в качестве терапевтических агентов для клинического использования. Поскольку каждое антитело имеет два антигенсвязывающих плеча [F (ab) 2] и одно плечо Fc, его влияние на клеточный ответ намного сложнее, чем простая блокировка рецептора-мишени. Фактически, антитело IgG, однажды связавшись с рецептором-мишенью, взаимодействует с рецепторами Fc γ (FcγRs) и, таким образом, способно активировать адаптивную иммунную систему.Последствия зависимой от антител бинарной гетеротипической ассоциации CD14, TLR4 или CD11b с FcγR, а также гомотипической ассоциации на продукцию ROS недостаточно изучены. Более того, последствия антигенного распознавания CD14, TLR4 или CD11b специфическими фрагментами F (ab) 2 не всегда исследуются. В этом обзоре мы обсудим известные механизмы, лежащие в основе терапевтической эффективности антител к CD14, TLR4 и CD11b / CD18, с акцентом на LPS-зависимые ROS или продукцию цитокинов PMN или моноцитами.Представлено влияние F (ab) 2, а также подклассов (изотипов) антител IgG на терапевтическую эффективность или агонистическую активность известных антител против вышеупомянутых рецепторов. Мы также обращаем внимание на то, как эффективность различных подклассов антител IgG модулируется во время LPS-индуцированного воспаления и за счет продукции примирующих агентов, таких как интерферон γ (IFN-γ). В нашем обзоре усиливаются молекулярные мишени и терапевтические подходы к уменьшению вредных последствий чрезмерной активации рецепторов распознавания образов человека.1. Введение Воспалительные и иммунные заболевания поражают миллионы людей во всем мире, что дает толчок к разработке новых противовоспалительных и иммуномодулирующих методов лечения. За последние два десятилетия был достигнут большой прогресс в выяснении молекулярных основ воспалительного процесса при инфекционных, аутоиммунных и злокачественных заболеваниях [1–4]. Это способствует разработке новых терапевтических препаратов, непосредственно нацеленных на клеточную поверхность или внутриклеточные молекулы, участвующие в инициации и прогрессировании воспаления.В случае эндотоксемии основное внимание уделялось применению аналогов LPS с «недостаточно ацилированными» структурами липида A, синтетических нетоксичных производных липида A, моноклональных антител к липиду A или усеченной структуры Re-LPS, блокирующих антитела против обеих клеточных поверхностей. рецепторы и цитокины, а также к другим внутриклеточным антагонистам малых молекул для терапевтических целей. Сегодня ряд специфических антител против CD14, TLR4 и CD11b используется в качестве важного инструмента для выяснения их роли в остром воспалении [1, 5–16].Ранее мы показали, что некоторые определенные антитела, такие как анти-CD11bICRF-44FcmIgG1 или анти-TLR4HTA125FcmIgG2a, не могут значительно улучшить N-формил-метионил-лейцил-фенилаланин (fMLP-), запускающий выработку АФК (люминол) из примированных LPS. [12, 13], тогда как анти-CD14UCHM-1FcmIgG2a успешно подавляет прайминг LPS [14]. Однако молекулярные механизмы, лежащие в основе наших наблюдений, не описаны. Итак, в этом обзоре мы обсуждаем молекулярные механизмы, лежащие в основе LPS-индуцированных функциональных ответов человеческих PMN и моноцитов / макрофагов, таких как образование ROS и продукция цитокинов после воздействия на клетки мышиного IgG (mIgG) антитела к CD14, TLR4 или CD11b.ROS — собирательный термин, который часто включает не только супероксид-анион-радикал (O2⋅−), но и другие кислородные радикалы, такие как гидроксил (OH⁻), пероксил (RO2), алкоксил (RO⋅), гидропероксил (HO2⋅), а также нерадикалы. в виде перекиси водорода (h3O2), хлорноватистой кислоты (HOCl), синглетного кислорода (∆gO2) и пероксинитрита (ONOO⁻) [17]. Среди них h3O2 является относительно стабильным диффундирующим окислителем, действующим как сигнальная молекула и вторичный посредник в воспалительных процессах. Сегодня известно, что сигнальное или повреждающее действие АФК определяется его количеством, типом и местоположением в клетке. Напр., Было показано, что h3O2 участвует в активации ядерного фактора NF-κB и, вероятно, в сигнальных каскадах MAPK [18–22]. Циркулирующие лейкоциты запрограммированы на выполнение определенных функций в физиологии человека. Для PMN приняты три основных противомикробных функции: фагоцитоз, дегрануляция и высвобождение ядерного материала в виде внеклеточных ловушек PMN. В настоящее время признано, что PMN могут продуцировать цитокины, модулировать активность соседних клеток, способствовать разрешению воспаления, регулировать макрофаги для долгосрочных иммунных ответов и даже играть роль во врожденной памяти [23, 24].Основная функция моноцитов — «обработка» и деградация антигенов. Будучи произведенными из костного мозга в кровь, циркулирующие моноциты должны быстро активироваться воспалительными сигналами и мигрировать в области воспаления, где они могут дифференцироваться в провоспалительный (M1) или противовоспалительный (M2) фенотип, известный как тканевые макрофаги. В состоянии M1 активированные моноциты-макрофаги подвергаются метаболическому переключению с окислительного фосфорилирования на гликолиз. Ингибирование окислительного фосфорилирования увеличивает продукцию ROS, которая оказывает бактерицидное действие.Во время разрешения воспаления увеличивается количество противовоспалительных (M2) моноцитов-макрофагов с фенотипом более окислительного фосфорилирования [25]. Классически активированные моноциты-макрофаги M1 обладают повышенной микробицидной функцией, связанной со способностью секретировать большое количество провоспалительных цитокинов (TNF-α, IL-1β и IL-12) и ROS, в то время как альтернативно активированные моноциты-макрофаги M2 продуцируют высокие уровни антибиотиков. -воспалительные медиаторы (IL-10 и TGF-β) [26]. Изменение окислительно-восстановительного гомеостаза может способствовать дифференцировке моноцитов в макрофаги [26].Фактически, в клетках PLB-985 миелоидного лейкоза человека во время дифференцировки моноцитов в макрофаги, запускаемой VD3, экспрессия и перемещение компонентов никотинамидадениндинуклеотидфосфат (НАДФН) оксидазы к плазматической мембране совпадает с активацией поверхностных маркеров, таких как CD11b. и CD36 [26, 27]. Митохондриальные ROS (mitoROS) способствуют LPS-индуцированному высвобождению цитокинов моноцитами-макрофагами [18, 28]. Например, mitoROS регулируют транскрипцию IL-1β (прайминг инфламмасом), но также могут регулировать созревание и секрецию IL-1β (активация инфламмасом) [18, 29].АФК являются побочными продуктами многочисленных ферментативных реакций в различных клеточных компартментах, включая цитоплазму, клеточную мембрану, эндоплазматический ретикулум, митохондрии и пероксисому [18]. Было высказано предположение, что моноциты периферической крови зависят от окислительного фосфорилирования (синтеза АТФ) в качестве источника энергии, в то время как PMN этого не делают. PMN теряют свою митохондриальную зависимость во время созревания из богатых митохондриями предшественников костного мозга в PMN периферической крови с относительно небольшим количеством митохондрий [30].В результате было высказано предположение, что митохондрии в PMN (в отличие от моноцитов-макрофагов) не играют роли в энергетическом метаболизме, но поддерживают потенциал митохондриальной мембраны для передачи сигналов апоптоза [25]. PMN во время фагоцитоза используют большие количества молекулярного O2 не для митохондриального дыхания, а, скорее, для генерации O2⋅– и других окислителей посредством респираторного взрыва, катализируемого НАДФН-оксидазой [31]. НАДФН-оксидаза — это фермент, ответственный за продукцию O2⋅– [32]. Эта многокомпонентная ферментная система состоит из двух трансмембранных белков (p22phox и gp91phox / NOX2, образующих цитохром b558), трех цитозольных белков (p40phox, p47phox и p67phox) и GTPase (Rac1 или Rac2).Эти компоненты НАДФН-оксидазы собираются на участках мембраны при переходе PMN в состояние повышенной чувствительности, известное как праймирование. Активацию НАДФН-оксидазы сопровождают три основных события: (1) фосфорилирование белка, (2) активация ГТФаз и (3) транслокация цитозольных компонентов НАДФН-оксидазы к плазматической мембране или к мембране внутриклеточных гранул. Фактически, НАДФН-оксидаза в PMN существует в разных состояниях: покоящемся, примированном, активированном или инактивированном [33]. Было продемонстрировано, что O2⋅– / ROS, производные NADPH-оксидазы, критически вовлечены во внутриклеточную передачу сигналов LPS, приводящую к праймированию PMN, а также к поддержанию состояния покоя или без праймирования [34–37].Примированные PMN были идентифицированы у людей с инфекциями, ревматоидным артритом, хроническим заболеванием почек, травматическим повреждением и острым респираторным дистресс-синдромом [38]. Как известно, PMN экспрессируют ряд рецепторов, включая интегрины β2 (CD11 / CD18) и рецепторы Fc γ (FcγRs), которые способны инициировать сложные внутриклеточные события передачи сигналов, надежно активируя НАДФН-оксидазу. Кроме того, некоторые члены рецепторов, связанных с G-белками (GPCR), особенно рецептор fMLP FPR1, могут напрямую активировать НАДФН-оксидазу, хотя и в меньшей степени, чем то, что наблюдалось с активированными интегринами или FcγR [32].Необходимо отметить, что сам по себе ЛПС не вызывает в PMN значительного образования O2⋅– / ROS, но переводит их в праймированное состояние, в котором NADPH-оксидаза не полностью собирается, но становится более восприимчивой к активации вторичными стимулами [32–34, 39 , 40]. 2. TLR4 и их внутриклеточные сигнальные молекулы. LPS в кровотоке распознается LPS-связывающим белком (LBP), который передает их CD14 с последующей их презентацией MD-2 · TLR4 на поверхности моноцитов и PMN [1, 5, 6, 11, 41–43].Структурные LPS-индуцированные перестройки в MD-2 · TLR4 запускают разделение TLR4 на липидные рафты, где он подвергается гомотипической димеризации, облегчая события передачи сигнала. TLR4 работает с помощью других рецепторов клеточной поверхности, которые собраны в LPS-индуцированный «рецепторный кластер» [6]. Помимо CD14 и TLR4, другие рецепторы, включая β2-интегрин CD11b / CD18 и FcγR (CD16A, CD32 и CD64), также были обнаружены как составляющие LPS-индуцированного моноцитов «рецепторного кластера» [41, 42, 44].MyD88-зависимые и MyD88-независимые TRIF-зависимые сигнальные пути были описаны в моноцитах после активации TLR4 [45, 46]. Эти сигнальные пути зависят от адаптерных белков Toll / interleukin-1, включая MyD88, TIRAP / MAL, TRIF / TICAM-1 и TRAM / TICAM-2 [47–49]. Было показано, что инициирование LPS-зависимого пути MyD88 приводит к быстрой активации NF-κB и высвобождению провоспалительных цитокинов (TNF-α, IL-1β и IL-6) и хемокинов (MCP-1, MIP- 3α и ИЛ-8).Более того, в моноцитах вызванная ЛПС инициация MyD88-независимого пути приводит к быстрой активации фактора регуляции интерферона 3 (IRF3), что приводит к высвобождению бета-интерферона (IFN-β) и второй отсроченной активации NF-κB [50 , 51]. В отличие от моноцитов, MyD88-независимый сигнальный путь не может быть мобилизован в PMN в ответ на LPS [52]. Амплифицированная продукция O2⋅– / ROS из PMN, примированных LPS и стимулированных fMLP, является результатом по меньшей мере двух сходящихся внутриклеточных сигнальных путей.Первый LPS-индуцированный сигнальный путь вовлекает в PMN такие адаптерные белки, как MyD88, TIRAP / MAL, IRAK, TRAF6 и TAK1. Среди них TAK1 связан с сигнальными каскадами MAPK [52]. После 20 минут воздействия ЛПС на PMN наблюдается MKK3-зависимое фосфорилирование p38 MAPK [53]. Также известна p38 MAPK-зависимая транслокация цитохрома b558 и p47phox, но не p67phox или Rac2, на плазматическую мембрану. fMLP в LPS-примированных PMNs вызывает быструю и сильную транслокацию других цитозольных компонентов NADPH-оксидазы к уже мобилизованному цитохрому b558 с последующей продукцией O2⋅– / ROS [54].3. Гетеротримерные белки Giα2 и их внутриклеточные сигнальные события. Второй путь, инициированный fMLP, реализуется FPR1, связанным с гетеротримерными белками Giα2. Активированная субъединица Gβγ Giα2 инициирует одновременную активацию сигнальных путей фосфолипазы C (PLC) и PI3K. Активность киназ p38 MAPK и ERK1 / 2 также повышается во время активации G-белков [55–57]. Активированный PLC гидролизует фосфатидилинозитол-4,5-бис-фосфат [PtdIns (4,5) P2 или PI (4,5) P2] в плазматической мембране, что приводит к образованию инозитол-1,4,5-трифосфата [Ins (1,4 , 5) P3], за которым следует высвобождение Ca²⁺ из внутриклеточных хранилищ и образование диацилглицерина (DAG), который, в свою очередь, активирует протеинкиназу C (PKC). Увеличение внутриклеточного свободного Ca²⁺ приводит к притоку Ca²⁺ в клетку. Повышение Ca² является важным шагом в активации PMN и генерации O2⋅– / ROS. Активированная PKC индуцирует фосфорилирование нескольких субстратов, включая p47phox НАДФН-оксидазы. В то же время активированный PI3K продуцирует фосфатидилинозитол-3,4,5-трифосфат [PtdIns (3,4,5) P3 или PI (3,4,5) P3] из PtdIns (4,5) P2. Способность вортманнина ингибировать PI3K и устранять вызванный fMLP респираторный взрыв без какого-либо воздействия на индуцированный агонистами поток [Ca²⁺] или PKC-опосредованную активацию NADPH-оксидазы предоставила убедительные доказательства в поддержку роли вторичного мессенджера PtdIns (3). , 4,5) P3 в поколении O2⋅− [58].В моноцитах индуцированное ЛПС высвобождение провоспалительных цитокинов опосредуется PI3K как зависимым от ROS-, так и G-белком образом, распространяясь через комплекс NADPH-оксидазы 4 (NOX4). Повышающая регуляция PKB / Akt полностью подавляется предварительной обработкой PBMC человека либо коклюшным токсином (ингибитор GαiPCR), либо апоцинином (ингибитор NADPH оксидазы 4) [21]. 4. Рецепторы Fcγ человека и их лиганды. Моноклональные антитела к рецепторам клеточной поверхности, таким как CD14, TLR4 или CD11b / CD18, обладают различными способами действия.Самый простой способ их действия — это простое связывание антитела с его антигеном, тем самым препятствуя активации рецептора или нет. С другой стороны, антитело способно блокировать взаимодействие рецептора со своим лигандом, вмешиваясь в процесс мультимеризации или вызывая интернализацию рецептора. Кроме того, после связывания с антигеном антитела IgG могут взаимодействовать с адаптивной иммунной системой посредством взаимодействия их константной области Fc с FcγR [59]. Семейство человеческого FcγR включает шесть известных членов в трех подгруппах, включая CD64, CD32 (CD32A, B, C) и CD16 (CD16A, B) [60].CD32A в основном экспрессируется на моноцитах (), макрофагах и PMN (), тогда как CD32B в основном экспрессируется на B-клетках [11, 61–63]. Цитоплазматический домен CD32A содержит иммунорецепторный тирозиновый мотив активации (ITAM), а CD32B — иммунорецепторный тирозиновый ингибирующий мотив (ITIM) [11]. CD64 человека в изобилии экспрессируется на моноцитах (), тогда как на более низких уровнях — в PMN () и макрофагах () [61, 62]. CD64 человека может быть задействован IgG1 человека или IgG2a мыши (mIgG2a), но не mIgG1 или mIgG2b.Человеческий CD32, по-видимому, задействован преимущественно mIgG1 или mIgG2b [64–70]. Становится все более очевидным, что многие рецепторы миелоидных клеток не действуют изолированно, а скорее взаимодействуют с другими рецепторами для координации ответов на стимулы. Например, во время распознавания клеткой иммунного комплекса (IC) CD11b / CD18 взаимодействует с CD16B (), вызывая поток Ca² и генерацию ROS. CD16 и CD11b / CD18 совместно инициируют CD32 для генерации ROS [71, 72]. В человеческих PMN как CD32, так и CD16B способны повышать активность PI3K.Более того, одновременно задействованные CD32 и CD16B посредством передачи сигналов «изнутри наружу» могут рекрутировать и активировать CD11b / CD18 на PMN. Таким образом, могут быть реализованы три различных типа взаимодействия между FcγR и интегринами: (1) физическое взаимодействие на поверхности клетки, (2) ответ интегрина, который происходит из-за взаимодействия FcγR и передачи сигналов «изнутри наружу», и (3) клеточный ответы на FcγR, которые возникают только после оккупации интегрином или когда оба рецептора стимулируются одновременно, т. е. сигнализация «снаружи внутрь» [73].CD11b способен регулировать образование PtdIns (4,5) P2 на клеточной мембране посредством пути фактора рибозилирования АДФ (ARF6) -PIP5K. Увеличение уровней PtdIns (4,5) P2 вызывает ассоциацию адапторного белка TIRAP / MAL с плазматической мембраной, где это необходимо для рекрутирования MyD88 в TLR4 [74]. Функциональное связывание агрегированного CD64 с PLD- и PKC-зависимой активацией НАДФН-оксидазы в человеческих моноцитарных клетках U937, примированных IFN-γ и стимулированных IC, было показано ранее. С другой стороны, CD32A связан с PLC, но не зависит от активации PLD [75].5. Связанные с CD14 внутриклеточные сигнальные события CD14 является наиболее изученным привратником TLR4. Поскольку CD14 представляет собой заякоренный гликозилфосфатидилинозитол- (GPI-) мембранный белок без трансмембранной последовательности, считается, что CD14 не обладает внутренней сигнальной способностью во время распознавания LPS клетками врожденного иммунитета. Однако комплекс LBP · LPS первоначально связывается с CD14, и только затем LPS представляет комплекс MD-2 · TLR4. CD14 контролирует генерацию PtdIns (4,5) P2, которая необходима для максимальной LPS-индуцированной TLR4-зависимой провоспалительной передачи сигналов [76].Более того, CD14 необходим для LPS-зависимой активации фосфолипаз и MAPKs [77]. Все вместе эти факты указывают на то, что CD14 является многообещающей терапевтической мишенью. Влияние CD14 на инициируемые TLR4 сигнальные события изучалось в нескольких работах [64, 78–82], включая нашу [14]. 5.1. CD14 в сигнале Ca²⁺ Нацеливание на CD14 целым антителом против CD14Mo2FcmIgM не способно стимулировать мобилизацию Ca² в человеческих PMN (CD14) [83, 84]. Однако в моноцитах человека нацеливание на CD14 () целым антителом против CD14UCHM-1FcmIgG2a (формат двухвалентного Fc) вызывает быструю мобилизацию Ca2 [64, 84].Этот рост внутриклеточного свободного Ca²⁺ менее заметен, чем тот, который наблюдается в ответе на антитело против CD32CIKM5FcmIgG1 [64, 78]. Подобно антителу против CD14Mo2FcmIgM, антигенное распознавание CD14 фрагментами F (ab) 2 анти-CD14UCHM-1 (двухвалентный формат Fab2) не вызывает в человеческих моноцитах повышения внутриклеточного свободного Ca² [78]. Таким образом, в моноцитах передача сигнала Ca2 может быть индуцирована антителозависимой ассоциацией CD14 с высокоаффинным рецептором CD64. Кроме того, антитело-зависимая гомотипическая ассоциация CD32 (CD32 ← анти-CD32CIKM5FcmIgG1 → CD32) также способна индуцировать мобилизацию Ca².Однако ассоциация двух CD32 менее эффективна для мобилизации Ca² по ​​сравнению с гетеротипической ассоциацией CD14 с CD64. Когда CD64 насыщен, CD32A с более низким сродством также может быть задействован антителом mIgG2a (CD14 ← anti-CD14UCHM-1FcmIgG2a → CD64 / CD32). Необходимо отметить, что мобилизация Са2⁺, индуцированная анти-CD14UCHM-1FcmIgG2a, слабее, чем вызванная fMLP [64]. Таким образом, связанный с G белком FPR1 оказался более мощным индуктором передачи сигналов Ca²⁺, чем включение CD32 или CD64 (обратите внимание на отсутствие кластеризации).Неожиданно, мобилизация Ca² в моноцитах, подвергшихся действию анти-CD14UCHM-1FcmIgG2a антитела, не была связана с генерацией O2⋅– (подавление феррицитохрома C, ингибируемое SOD) [64]. Хотя в наших условиях антитело против CD14UCHM-1FcmIgG2a вызывало определенный праймирующий эффект на продукцию O2⋅– / ROS, запускаемую fMLP, человеческими PMN, мы не наблюдали каких-либо статистически значимых различий [14]. Данные из других работ предполагают, что антитело анти-CD14UCHM-1FcmIgG2a способно вызывать в моноцитах или PMN достаточный сигнал для расщепления фосфоинозитидов и мобилизации Ca², но этого недостаточно для инициации сборки НАДФН-оксидазы и генерации O2⋅– / ROS. [14, 78].Достаточная мобилизация Ca²⁺ во всех моноцитах, но только в подгруппе PMN (40%), была обнаружена только после перекрестного связывания CD14 антителами против CD14Mo2FcmIgM или против CD14MEM-18 / 63D3FcmIgG1 с последующими вторичными фрагментами F (ab) 2. Было высказано предположение, что широкая гомотипическая агрегация (сшивание) CD14 в плоскости плазматической мембраны ответственна за устойчивое увеличение продукции h3O2 / ROS в моноцитах, в то время как менее выраженное в PMNs [80, 81]. Более высокая чувствительность моноцитов к антителозависимой инициации передачи сигналов Ca2 по сравнению с PMNs может быть объяснена различиями в уровнях CD14 на их клеточных поверхностях [84]. Мобилизация Ca², индуцированная перекрестным связыванием CD14, подавляется, когда ингибируются PLC или протеинтирозинкиназы (PTK) [80]. Таким образом, только широкая агрегация CD14 способна стимулировать существенное повышение внутриклеточной продукции свободного Ca²⁺ и O2⋅– / ROS. CD14 в моноцитах физически связан с нерецепторным PTK SrcLynp53 / 56. Сшивание CD14 приводит к активации SrcLynp53 / 56 с последующей активацией киназ SrcFrgp58 и SrcHckp59 / 61 [85, 86]. Более ранние исследования показали, что события передачи сигналов, запускаемые перекрестным связыванием CD14, отменяются, когда GPI-якорь заменяется трансмембранной последовательностью, предполагая, что локализация в липидных рафтах наделила CD14 сигнальной способностью [79, 80].Поскольку GPI-заякоренные рецепторы обладают высокой латеральной подвижностью в плоскости клеточной мембраны, они могут легче агрегироваться при взаимодействии со специфическим лигандом [81]. Таким образом, CD14 будет функционировать, концентрируя LPS на поверхности клетки для их распознавания другими LPS-связывающими белками и для облегчения генерации PtdIns (4,5) P2 [87]. 6. Эпитопная специфичность и эффективность антител к CD14 против эффектов, индуцированных ЛПС. Сайты связывания LPS на CD14 были интенсивно изучены, и были идентифицированы четыре участка в пределах Nh3-концевых 65 аминокислотных остатков.Все эти области (R) сгруппированы вокруг гидрофобного кармана CD14. R1 (D9DED12) расположен близко к стенке, тогда как R3 (A35VEVE39) находится на дне кармана, а R2 (P22QPD25) и R4 (D57ADPRQY63) расположены на краю кармана. Предполагается, что другие три области CD14, а именно T1 (E7LDDEDF13), T2 (L91RVLAYSRLKE101) и T3 (P185GL), участвуют в переносе LPS в MD-2 · TLR4 и, следовательно, отвечают за передачу сигналов LPS. R1 в CD14 перекрывается с областью T1.Следовательно, последовательность T1 / R1, по-видимому, играет роль как в связывании LPS, так и в передаче (передача сигналов LPS) к MD-2 · TLR4 [88, 89]. Эффективность различных антител к CD14 против эффектов, вызванных ЛПС, приведена в таблице 1. Клон (изотип) Эпитоп Влияние на эффекты, вызванные ЛПС использованная литература Делает Не 3C10 (mIgG2b) Эффективность снижается при увеличении концентрации ЛПС. E7 – R14 (1) Подавление связывания CD14 с LBP · Re-LPS Salmonella minnesota (1 нг / мл), а также праймирование PMN для вызванных fMLP О2⋅− / ROS (2) Целостность или F (ab) 2 подавляют продукцию О2⋅– / ROS в моноцитах, зараженных Re-LPS Escherichia coli (1 нг / мл, 5% сыворотки крови). (3) Предотвратить мобилизацию CD11b / CD18 на поверхность клеток в PMNs, стимулированных Ra / Rb-LPS E.coli K12 (30 нг / мл, без сыворотки) [90–96] biG10 (mIgG1) D9 – F13 (1) Подавление продукции TNF-α в цельной крови человека, подвергшейся воздействию LPS Salmonella abortus-equi (10 нг / мл) [97, 98] MY4 (mIgG2b) S34 – G44 (1) Подавление связывания CD14 с LBP · Re-LPS (2) Снижение праймирования PMN с помощью LPS из E. coli O55: B5 (10 нг / мл, 1% сыворотки) или E. coli O111: B4 (10 нг / мл, 10% сыворотки). (3) Подавление образования фосфатидной кислоты в ПМЯ, примированных LPS и стимулированных fMLP. (4) Подавление LPS-зависимой активации p38 MAPK в человеческих PMN. (5) Целые или Fab подавляют поглощение ЛПС моноцитами человека. (1) Влияние на продукцию О2⋅− / ROS, инициированную fMLP, из незапраймированных PMN. [77, 94, 99–104] 60bca (mIgG1) S34 – V38 (1) Предотвратить LBP · Re-LPS S.Миннесота связывание с CD14 (2) Практически полностью отменить прайминг PMN с помощью LBP · Re-LPS S. minnesota (1 нг / мл) для О2⋅− / ROS, вызванных fMLP. [90, 105] 63D3 (mIgG1) (1) Цельное соединение или F (ab) 2 подавляют слабо индуцированную ЛПС продукцию АФК в моноцитах человека. (1) Предотвратить LBP-зависимую доставку Re-LPS S. minnesota к CD14. (2) Подавление LPS-индуцированной продукции TNF-α и IL-8. [91, 94, 95, 106–108] 28C5 (mIgG1) (1) Подавление LBP-зависимой доставки Re-LPS S. minnesota к CD14 (2) Подавление LPS-зависимой активации p38 MAPK [94, 109] biG14 (mIgG2a) E39 – G44 (1) Уменьшение связывания Ra-LPS E.coli к CD14 [97] УЧМ-1 (mIgG2a) (1) Подавление LPS-индуцированной продукции IL-8 клетками пигментного эпителия сетчатки человека. (2) Снижение праймирования PMN S- или Re-LPS E. coli (100 нг / мл, 2% сыворотка) для продукции О2⋅– / ROS, вызванной fMLP. [14, 110]

https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206901.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/products/product_ceramic/products 32206902.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206903.html. heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206971.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206972.htmlhttps://www.ru/ru/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206973.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206968.html. heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206913.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206914.htmlhttps://www.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206915.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206681.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206682.html heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206362.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206365.htmlhttps://www. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206368.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206463.html. heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206024.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206455.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206456.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206457.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206171.html heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206370.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206372.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206374.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206099.htmlhttps: //www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206925.htmlhttps: //www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail.https: //tml2069 heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206927.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206520.htmlhttps://www.en/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206544.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206557.html. heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206533.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206548.htmlhttps://www.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206182.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206183.htmlhttps: //www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206204.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/product20detail/3220 heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206207.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206301.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206004.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206302.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206931.htmlhttps: //www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail.https: //tml2069 heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206933.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206620.htmlhttps://www..com/en/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206569.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206647.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206630.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206 heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206653.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206907.htmlhttps://www..com/en/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206908.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206909.html. heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206912.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206172.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206173.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206174.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206331.html heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206105.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206109.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206152.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206205.html. heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206157.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206158.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206159.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206280.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206281.html heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206437.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206083.htmlhttps://www.htmlhttps://www.htmlhttps://www.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206083. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206432.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206433.html. heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206424.htmlhttps://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206434.htmlhttps://www..com/en/en/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206044.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206435.html https://www.heraeus.com/en/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206436.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/3220 heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206902.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206903.html.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206903.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206057.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206334.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206971.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/productdetail/wirewound_ceramic/productdetail. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206973.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206968.html.jttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206968.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206969.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206970.html. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206915.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206681.html.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206681.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206682.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206683.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206362.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206368.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206463.html.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206463.html.jttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206464.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206465.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206024.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail.html heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206456.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206457.html.html/www.html.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206171.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206112.html. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206374.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206099.html.html.https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206099.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206925.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206926.html. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206544.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206557.html.jttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206557.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206082.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206530.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206533.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206182.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206183.html.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206183.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206204.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206206.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206207.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail. www. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206004.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206302.html.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206302.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206931.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206932.html. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206569.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206647.html.html/www.html hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206630.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206651.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206653.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail. www. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206908.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206909.html.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206909.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206910.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206911.html. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206173.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206174.html/html.https://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206331.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206332.html. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206152.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206205.html.jttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206205.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206150.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206162.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206157.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products8.wirewound_ceramic/productdetail. www. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206159.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206280.html.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206280.html.htmlhttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206281.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206282.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206437.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail. www. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206432.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206433.html.jttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206433.html.jttps://www.heraeus.com/ hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206185.html https://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206423.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206424.htmlhttps: //www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail. www. heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206044.htmlhttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206435.html.jttps://www.heraeus.com/jp/hne/sensor_products/wirewound_ceramic/productdetail/32206435.html. hne / sensor_products / wirewound_ceramic / productdetail / 32206436.html В новом парке

используется дно Dry Creek

RANCHO SANTA MARGARITA, Калифорния.- 26 июля 2018 г. — Park West, ведущий поставщик услуг по ландшафтному строительству, управлению ландшафтом и уходу за деревьями, недавно завершил услуги по ландшафтному строительству для трех офисных зданий, принадлежащих FivePoint Communities, в районе Грейт-Парк в Ирвине, Калифорния. -кв.- фут. Проектом руководили ландшафтные архитекторы Spurlock из Сан-Диего и DPR Construction.

Поразительной особенностью конструкции является пересохшее русло ручья, протянувшееся по территории участка на длине около 2000 футов.и шириной 15 футов, что потребовало профилирования, размещения валунов и нанесения гравия. Еще одна особенность — впечатляющий широкий мост, пересекающий прилегающую проезжую часть и интегрированный в ландшафт участка, построенного из легкого литобетона. Посадки на мосту требовали использования сверхлегкой почвы с пенопластом, глубина которого варьировалась в зависимости от насаждений.

Грунт был закачан на мост для повышения эффективности рабочего процесса и соблюдения ограничений по весу конструкции.Среди насаждений выделяются несколько больших дубов в 120-дюймовых коробках, которые были построены кранами и стратегически размещены на участках, которые будут поддерживаться балками моста.

Другие насаждения включали в себя особый выбор кактусов, который необычен по сравнению с ландшафтами других бизнес-объектов, а также широкую палитру других видов в тематических областях. В дополнение к новому озеленению на всей территории, проект также включал спортивную площадку для баскетбола и волейбола.

«Проект был расположен на участке площадью 73 акра и был осложнен поднятым мостовым настилом над главной проезжей частью, который был благоустроен для использования в качестве паркового места», — сказал Пол Панелли, руководитель проекта LEED AP, DPR Construction. . «Мы в значительной степени полагались на команду Park West, чтобы уложиться в очень агрессивный график, и они справились. Конечным продуктом стал очень качественный проект и гордый клиент ».

Park West обслуживает широкий круг клиентов по всей Калифорнии и Лас-Вегасу, включая владельцев и застройщиков собственности, ландшафтных архитекторов, генеральных подрядчиков, государственные агентства, управляющих недвижимостью и ассоциации домовладельцев.

Для получения дополнительной информации о Park West посетите сайт www.parkwestinc.com.

О Park West

Основанная в 1977 году со штаб-квартирой в Ранчо Санта-Маргарита, Калифорния, Park West предлагает широкий спектр услуг по коммерческому ландшафтному строительству, управлению и уходу за деревьями, включая предпроектное планирование, установку проекта и долгосрочное обслуживание. В число клиентов входят владельцы недвижимости, генеральные подрядчики, государственные агентства, управляющие недвижимостью и ландшафтные архитекторы. Компания обслуживает офисы по всей Калифорнии и Лас-Вегасу.www.parkwestinc.com

непроверенных терапевтических целей при раке и ЦНС

противораковые агенты Med Chem. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 октября 2011 г.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC3119022

NIHMSID: NIHMS291584

* Адрес для корреспонденции этому автору: Сьюзан Э. Бейтс, доктор медицины, отделение медицинской онкологии, Национальный институт рака, Национальные институты здравоохранения, Бетесда, Мэриленд 20892, США, телефон: 301-402-0984, факс: 301-402-1608

См. другие статьи в PMC, цитирующие опубликованную статью.

Abstract

Открытие более 35 лет назад мультилекарственного переносчика P-гликопротеина (Pgp) в устойчивых к лекарствам клетках побудило несколько десятилетий работы по преодолению лекарственной устойчивости путем ингибирования оттока лекарств. Несмотря на убедительные лабораторные данные, показывающие, что перенос лекарств in vitro можно ингибировать, , попытки применить это открытие в клинике не увенчались успехом. Поскольку сверхэкспрессия Pgp и родственных транспортеров, включая ABCG2 и членов семейства ABCC, была связана с плохим исходом, остается разумной гипотезой, что этот плохой исход связан со снижением воздействия лекарственного средства путем оттока и, следовательно, с лекарственной устойчивостью.В этом обзоре мы обсудим вопрос о том, опосредуют ли переносчики ABC лекарственную устойчивость при раке через снижение накопления лекарств в опухолях, и может ли «гипотеза ингибирования Pgp» быть ошибочной. Гипотеза, согласно которой повышенная эффективность химиотерапии может быть достигнута путем ингибирования оттока лекарственных средств, опосредованного Pgp, была подтверждена только в модельных системах. Возможные объяснения неспособности подтвердить это клинически включают существование других модуляторов накопления и поглощения лекарств в опухолях.Несмотря на эти трудности, появилась потенциальная роль переносчиков лекарств в качестве терапевтических мишеней в центральной нервной системе (ЦНС). Оба направления исследований указывают на необходимость в средствах визуализации для облегчения изучения накопления лекарств при раке человека. Это критическая потребность в таргетных методах лечения, где, вероятно, существует важная взаимосвязь «доза-реакция» и где лекарственная устойчивость делает многие из новых таргетных агентов неэффективными в подгруппе пациентов.

Ключевые слова: переносчики ABC, лекарственная устойчивость, P-гликопротеин

Введение

Из 48 описанных переносчиков человеческих АТФ-связывающих кассет, три преимущественно связаны с потенциальной ролью в лекарственной устойчивости.К ним относятся P-гликопротеин (Pgp, кодируемый геном MDR-1 / ABCB1 ), белок 1, связанный с множественной лекарственной устойчивостью (MRP1, кодируемый геном MRP1 / ABCC1 ) и устойчивость к раку молочной железы. белок (BCRP или ABCG2, кодируемый геном ABCG2 ). Pgp был первым описанным транспортером ABC и, безусловно, лучше всего охарактеризован. Его субстраты многочисленны и включают химиотерапевтические агенты, включая антрациклины, алкалоиды барвинка, таксаны и этопозид; ингибиторы тирозинкиназы, такие как иматиниб, нилотиниб и дазатиниб; Ингибиторы протеазы ВИЧ и ингибиторы HMG-CoA [1, 2].Высокие эндогенные уровни Pgp обнаружены в плаценте, почках, печени, микрососуде головного мозга и желудочно-кишечном тракте [1, 2]. Было показано, что Pgp является частью гематоэнцефалического барьера, а также ограничивает биодоступность пероральных препаратов [1, 3].

MRP1 был вторым обнаруженным переносчиком ABC, который, как было обнаружено, придает устойчивость к более узкому спектру химиотерапевтических средств, включая антрациклины, алкалоиды барвинка и этопозид, а также органические анионы и конъюгаты глутатиона и глюкуронида [1].Экспрессия MRP1 повсеместна, но высокие уровни экспрессии обнаруживаются в эндотелии сосудов головного мозга, что указывает на защитную роль MRP1 на гематоэнцефалическом барьере [1, 3]. ABCG2 является третьим крупным изученным переносчиком, и было показано, что он транспортирует широкий спектр субстратов, включая химиотерапевтические препараты, такие как митоксантрон, топотекан, иринотекан; ингибиторы тирозинкиназы, включая иматиниб и гефитиниб; а также ряд нехимиотерапевтических субстратов, таких как антибиотики и ингибиторы HMG-CoA [4].ABCG2 экспрессируется в плаценте, печени, надпочечниках, легких, простате и желудочно-кишечном тракте [1, 4]. Кроме того, ABCG2, как было показано, является частью барьеров между матерью и плодом, кровью-мозгом и кровью-семенниками, а также модулирует всасывание пероральных лекарств [4].

ABC-транспортеров были обнаружены и ингибиторы доставлены в клинику до того, как термины «молекулярная мишень» и «таргетная терапия» вошли в лексику онкологов. Тем не менее, их можно рассматривать как потенциальные терапевтические мишени.Таким образом, присутствие терапевтической мишени в опухоли будет первым требованием перед введением потенциальной терапии. В отличие от молекулярных мишеней, таких как HER2, EGFR или Bcr-Abl, нацеливание на переносчики ABC может только изменить эффективность другой «активной» терапии. Если бы активная терапия была только частично эффективной, то уменьшение накопления лекарственного средства могло бы быть важным компонентом в обеспечении устойчивости опухоли к лекарственному средству. Но обратное неверно. Увеличение накопления лекарств может не принести пользы, если другие механизмы лекарственной устойчивости не менее важны.Таким образом, существует острая необходимость продемонстрировать преобладание переносчиков ABC в определении накопления и чувствительности к лекарствам, прежде чем рассматривать их как терапевтические мишени.

Определение релевантности мишени по клиническому исходу

Сообщество терапевтов одновременно предприняло две стратегии для оценки значимости переносчиков ABC для устойчивости к лекарствам. Первым было изучение выражения и корреляции с результатом. Эти данные были подробно рассмотрены ранее [1, 5, 6], и в целом наиболее последовательные и убедительные данные были получены при остром миелогенном лейкозе.При этом заболевании данные за два десятилетия неоднократно показали, что лейкозные клетки сверхэкспрессируют Pgp примерно у 45% пациентов с впервые диагностированным AML, тогда как лейкемические клетки примерно у 65%; пациентов с рецидивом или рефрактерным заболеванием сверхэкспрессируют этот белок. Многочисленные исследования продемонстрировали это, причем различия в доле пациентов, о которых сообщают, основаны на чувствительности используемых анализов [7]. Анализы включают иммуноокрашивание и обнаружение проточной цитометрией, количественный анализ РНК, массив кДНК и анализы оттока лекарственного средства.Другие переносчики ABC были оценены при лейкемии после того, как in vitro и документально подтвердили их способность придавать устойчивость к химиотерапевтическим средствам, включая MRP1, MRP3 и ABCG2 [6]. Для некоторых из них корреляция с плохим исходом была продемонстрирована в одном или нескольких исследованиях [6, 8]. Возможно, что преобладание переносчиков ABC при лейкозе связано с их высокой экспрессией в гемопоэтических стволовых клетках, и что при лейкозе экспрессия не регулируется. Также может присутствовать элемент предвзятости публикации в отчетах, в которых отдельно исследуется только один или два перевозчика.

Чтобы преодолеть потенциальную предвзятость публикации при ответе на этот вопрос, необходимы систематические исследования, в которых анализируются все переносчики-кандидаты одновременно. Неконтролируемая кластеризация данных массива кДНК, полученных от 178 пожилых пациентов с острым миелоидным лейкозом (ОМЛ), показала, что подмножество образцов с наихудшей общей выживаемостью и наивысшим уровнем резистентности заболевания имело высокую экспрессию переносчиков нескольких лекарственных препаратов ABCB1 и ABCG2 [ 9]. Эти результаты снова подтверждают теорию о том, что переносчики ABC являются мишенями при лейкемии.

В солидных опухолях взаимосвязь сверхэкспрессии транспортера ABC и исхода была более сложной. Очевидно, что существуют типы опухолей с высокими уровнями экспрессии как часть присущего опухолевому фенотипу. К ним относятся рак почек, рак надпочечников, рак поджелудочной железы и колоректальный рак [1]. Эти опухоли характеризуются общей устойчивостью к цитотоксическим соединениям и нечувствительностью как к субстратным, так и к не субстратным лекарствам. Следовательно, маловероятно, что фенотип переносчика будет доминирующим механизмом устойчивости к цитотоксической терапии в этих опухолях.Таким образом, более интересный вопрос заключается в том, развивают ли типы опухолей, которым присуща чувствительность к химиотерапии, резистентность из-за сверхэкспрессии транспортера ABC. Существует множество исследований, показывающих экспрессию в опухолях, таких как рак груди, яичников и легких, и повышенную экспрессию после лечения химиотерапевтическими средствами против рака (обзор в [5, 10, 11]). Не появилось исследований, изучающих экспрессию после лечения молекулярно-направленными агентами, включая лапатиниб при раке груди, эрлотиниб или гефитиниб при раке легких или ингибитор PARP олапариб (AZD2281) при раке груди или яичников.Поскольку только недавно было показано, что они являются субстратами-переносчиками, было бы интересно изучить резистентные опухоли в контексте анализов, которые оценивают множественные механизмы устойчивости.

Вторая стратегия, принятая для оценки транспортеров ABC как мишени, заключалась в подавлении функции и, таким образом, обратном сопротивлении в клинике. Результаты клинических испытаний, направленных на преодоление резистентности, опосредованной Pgp, стали предметом тщательного изучения и разочарования. Клинические испытания, направленные на преодоление Pgp, были предприняты почти сразу после того, как верапамил был обнаружен как ингибитор [12].Ранние ингибиторы не обладали эффективностью, что привело к разработке соединений, которые были более эффективными, но также проявляли межлекарственные взаимодействия, что потребовало снижения доз противоопухолевых препаратов в большинстве исследований [13-15]. С этими ингибиторами было проведено множество испытаний, и часто в экспериментальной группе наблюдалась большая токсичность. Последующие ингибиторы с меньшим взаимодействием между лекарственными средствами также не очень хорошо себя чувствовали в клинике, хотя к тому времени энтузиазм по поводу стратегии реверсирования лекарственной устойчивости с использованием цитотоксических соединений угас и сменился энтузиазмом по поводу действительно таргетной терапии, такой как наблюдаемая с иматинибом.Тем не менее, два крупных рандомизированных испытания тариквитара при раке легких были досрочно закрыты из-за токсичности в экспериментальной группе, несмотря на отсутствие наблюдаемых межлекарственных взаимодействий [16]. Это, плюс отрицательные испытания валсподара, привело к почти полному отказу от гипотезы о том, что лекарственную устойчивость можно преодолеть добавлением ингибитора оттока. Остались лишь разрозненные клинические испытания КПТ-1, тариквидара и зосуквидара. Примечательно, что недавнее испытание зосукидара при ОМЛ не продемонстрировало улучшения общей выживаемости при добавлении к стандартной терапии [17].Дизайн испытания мог быть ограничен коротким временем инфузии зосукидара, но его недавняя публикация добавляет к списку еще один пример клинического испытания, которое не продемонстрировало преимущества добавления ингибитора Pgp к стандартной терапии (). Структуры некоторых ингибиторов представлены в.

Химическая структура ингибиторов Pgp

Таблица 1

Фаза III испытаний ингибиторов P-гликопротеина

Следует отметить несколько моментов, касающихся испытаний.Обычно Pgp не анализировали в опухолях, и не было отбора пациентов, опухоли которых демонстрировали сверхэкспрессию Pgp. Во многие исследования включали пациентов, которые получали несколько направлений терапии, поэтому лекарственная устойчивость, вероятно, была многофакторной. Многие включали комбинированную химиотерапию, в которой доминирующим лекарственным средством не являлся субстрат переносчика ABC. Необходимость снижения дозы химиотерапевтического препарата была серьезным недостатком, который, хотя, возможно, выравнивал площадь под кривой из-за замедленного выведения в присутствии ингибитора, почти наверняка приводил к сокращению времени превышения порогового значения концентрации.Наконец, что, возможно, наиболее важно, эти испытания ингибиторов не контролировали и не могли контролировать наличие других механизмов оттока лекарств или отсутствие механизмов поглощения лекарств. Взятые вместе, есть достаточно проблем с испытаниями, чтобы сделать вывод о том, что гипотеза ингибирования Pgp, определяемая как идея о том, что устойчивость к лекарствам может быть преодолена путем ингибирования оттока лекарств, никогда не была адекватно проверена. Также возможно, что гипотеза была ошибочной.

Может ли гипотеза ингибирования Pgp быть ошибочной?

Patel и Tannock оценили этот вопрос на моделях ксенотрансплантатов, изучая влияние ингибиторов Pgp на накопление лекарств [18].В течение некоторого времени было признано, что существует крутой градиент для доксорубицина и других химиотерапевтических средств против рака по мере увеличения расстояния от кровеносных сосудов [19]. Патель и Таннок исследовали этот градиент в присутствии валсподара, ингибитора Pgp (). Они обнаружили определенное увеличение накопления лекарства в клетках, прилегающих к кровеносным сосудам, но более крутой градиент, так что на расстоянии 100 микрон от сосуда уровни поглощения были сравнимы с таковыми в ксенотрансплантатах, содержащих только доксорубицин [18]. Действительно, влияние одного Pgp без добавления ингибитора ослаблялось по мере удаления от сосудов, так что 50%; снижение накопления лекарства в прилегающих слоях клеток стало 30%; уменьшение накопления на 60 мкм [18].Таким образом, исследования ксенотрансплантатов Patel и Tannock предполагают, что другое объяснение неудач Pgp-обусловленного реверсирования устойчивости состоит в том, что влияние Pgp in vivo ограничено — доминируют другие детерминанты диффузии лекарств.

Таблица 2

Интенсивность доксорубицина на расстоянии от кровеносного сосуда с использованием программного обеспечения Image J для количественной оценки срезов ткани, полученных из опухолей у мышей, через 10 минут после введения 25 мг / кг доксорубицина. Данные взяты из [18]

≤ 20 мм ≤ 60 мм ≤ 100 мм
Control EMT6 29.4 ± 6,1 15,6 ± 1,9 11,3 ± 2,4
Клетки AR1, экспрессирующие Pgp 17,1 ± 2,9 10,5 ± 2,8 7,4 ± 1,6
Разница (уменьшение%) 12 42%) 5,1 (33%) 3,9 (35%)
Контроль MCF-7 23,8 ± 4,2 13,7 ± 2,5 10,4 ± 2,3
Pgp-экспрессирующие клетки BC19 13,0 ± 4,3 9.6 ± 2,8 8,7 ± 3,5
Разница (% уменьшения) 10,8 (45%) 4,1 (30%) 1,7 (16%)

обнаружены в генно-инженерной модели рака груди, описанной Роттенбергом и др. [20]. В этой мышиной модели, полученной из спонтанного рака молочной железы с удаленным p53 и BRCA1, который был ортотопически трансплантирован, устойчивость, развивающаяся во время повторной терапии доксорубицином [21] или ингибитором PARP олапарибом (AZD2281) [20], в значительной степени опосредована Pgp, а опухоли может быть сенсибилизирован добавлением ингибитора Pgp тариквитара (14, 15) (,).Точно так же устойчивость к топотекану в значительной степени опосредована ABCG2 [22]. Модельная система не была выбрана с целью создания устойчивости, опосредованной переносчиком лекарственного средства; это был результат после введения известных препаратов субстрата-переносчика. Интересно, что переносчики не появились как механизм устойчивости к цисплатину. Возникновение устойчивости к доксорубицину () и олапарибу (AZD2281,) задерживалось в большинстве опухолей добавлением ингибитора Pgp тариквитара [20]. Сходным образом, когда Abcg2 было удалено в имплантированных опухолевых клетках, общая выживаемость увеличивалась у животных, получавших топотекан, хотя это не приводило к полной ликвидации опухоли, как показано в [22].

(A) Из Pajic M et al. Cancer Res 2009; 69: 6396 6404: Доксорубицин-резистентный Brca1 — / -; Опухоли молочной железы p53 — / — были созданы у мышей K14cre; Brca1F / F; p53F / F, а затем ортотопически трансплантированы сингенным мышам. На рисунке показаны результаты после введения 10 мг тариквидара / кг в / в. (бирюза), 5 мг доксорубицина / кг в / в. (розовый), или 10 мг тарикидара / кг в / в. с последующим 15 мин спустя 5 мг доксорубицина / кг в / в. (у трех отдельных животных, показанных зеленым, оранжевым и коричневым).Опухоли лечили, когда размер достигал ~ 200 мм3. (B) Из Роттенберга С. и др. PNAS 2008; 105: 17079 17084: Мышам с ортотопической трансплантацией вводили 50 мг олапариба (AZD2281) на кг в течение 28 дней. Когда опухоли рецидивировали до 100%; от их первоначального объема, они были отступили на i.p. инъекция 2 мг тариквитара на кг через день (голубая линия) или 50 мг AZD2281 на кг ежедневно (красная линия) или обоих (синяя линия). Относительный объем опухоли (RTV, отношение объема опухоли к исходному размеру в начале лечения) показан как функция времени.

От Zander S.A. et al. Cancer Res 2010; 70: 1700–1710

Общая выживаемость (%;) с течением времени животных дикого типа, несущих ортотопически трансплантированные Abcg2-опытные или ABCG2-дефицитные Brca1 — / -, p53 — / — опухоли молочной железы. Топотекан вводили в дозе 4 мг / кг внутрибрюшинно. в дни с 0 по 4 и с 14 по 18. Когда опухоль рецидивировала или показывала прогрессирование (размер опухоли ≥50%), лечение возобновляли.

Несколько важных наблюдений были сделаны в исследованиях Роттенберга и Борста. Во-первых, они наблюдали значительную гетерогенность опухоли с точки зрения чувствительности к используемому противораковому агенту.У одних животных сопротивление проявилось рано, у других — очень поздно; устойчивость к топотекану может появиться уже через 20 или 150 дней после воздействия препарата. Выявлена ​​гетерогенность экспрессии транспортера, в пределах от 2,5 до 90 раз мРНК MDR1 [23]. Низкие уровни экспрессии мРНК MDR1 и были способны придавать устойчивость, а устойчивость могла подавляться таривикаром. Pgp или ABCG2 являются доминирующим механизмом устойчивости к лекарствам во многих опухолях, но не во всех.Другими словами, эти исследования предполагают, что Pgp или ABCG2 могут возникать в зависимости от вызывающего агента, и они предполагают, что, по крайней мере, в некоторых из опухолевых клонов другие механизмы устойчивости более важны, чем сверхэкспрессия Pgp. Эти исследования перекликаются с клиническим опытом, в котором у пациентов обычно наблюдается неоднородность ответа опухоли на терапию. Тем не менее, эти исследования предлагают доказательство принципа того, что Pgp может выступать в качестве механизма устойчивости и что ингибиторы Pgp могут использоваться для обращения вспять Pgp-опосредованной устойчивости.

В качестве объяснения снижения накопления наркотиков приводились и другие механизмы транспортирования. ABCG2 и MRP были изучены как биомаркеры лекарственной устойчивости в опухолевой ткани человека, но большинство других 45 переносчиков ABC не были изучены подробно. Другие переносчики ABC, такие как ABCA2 и ABCC5, также могут транспортировать субстраты лекарств, хотя и с более узким субстратным профилем, чем три наиболее интенсивно изученных [24, 25]. Кроме того, существует очень большое семейство переносчиков растворенных веществ (SLC) — более 300, организованных в 47 семейств — включая переносчики органических анионов и катионов, способные регулировать захват и отток ряда противораковых субстратов [26].Количество белков SLC настолько велико, что исследования экспрессии должны включать объективную оценку переносчиков, а не более традиционные подходы к генам-кандидатам.

Микроокружение опухоли также может играть роль в поглощении лекарств. В то время как исследователи предполагают гомогенную доставку лекарств, Tannock et al обсуждают ряд факторов, способствующих неоднородности распределения лекарств [18]. При опухолях нарушается кровоток; сосудистая сеть нерегулярна, шунтирована и неупорядочена, что приводит к снижению градиентов давления и увеличению вязкости и геометрического сопротивления.Маргинальные лимфатические сосуды не могут дренировать ткань, что еще больше увеличивает давление интерстициальной жидкости. Плохая доставка питательных веществ, гипоксия и кислотность также являются отличительными признаками ткани, расположенной не проксимальнее сосудистой сети. Эти характеристики могут указывать на медленнорастущий, устойчивый к лекарствам клеточный фенотип — лекарства, нацеленные на пролиферативные клетки, будут менее эффективными, а лекарства, оптимизированные в щелочных условиях, будут скомпрометированы [18]. Кроме того, Tannock обсуждает возможность секвестрации лекарственного средства в периваскулярных клетках, таким образом подвергая риску ткань на дистальном конце градиента расстояния в микроокружении опухоли [18].

Таким образом, гипотеза ингибирования Pgp о том, что ингибирование Pgp может уменьшить отток лекарственного средства и тем самым снизить устойчивость к лекарству, сегодня может рассматриваться в более сложном свете, чем раньше. Нам нужно знать, является ли Pgp или другой переносчик ABC доминирующим в контроле накопления лекарств. И, существуют ли сосуществующие ABC-транспортеры, обеспечивающие избыточность, так что блокировки Pgp не будет достаточно для устранения сопротивления. Нам нужно знать, влияют ли переносчики захвата на накопление лекарств, и о вкладе микросреды опухоли.Эти факторы индивидуально способствуют накоплению лекарств и, следовательно, устойчивости к ним, и каждый из них имеет разную степень важности для каждой конкретной опухоли. Недавно возобновившийся интерес к теории эволюции Дарвина позволил ученым рассмотреть вопрос о том, как рак может развиваться, собирая дополнительные мутации и эпигенетические изменения с течением времени [27]. Эти изменения позволяют наиболее приспособленным клеткам выжить в метастатической нише и выжить во время воздействия противоопухолевых агентов. Будет ли какая-либо мутация, эпигенетическое изменение или экспрессируемый ген доминировать и придаст устойчивость к следующему выбранному лечению, будет определять его пригодность в качестве мишени для противоопухолевого лекарственного средства.Схема на рисунке иллюстрирует то, что переносчики ABC должны быть доминирующими, если ингибирование должно преуспеть в обращении сопротивления. Хотя верно то, что любое увеличение накопления лекарств может также преодолеть слабые механизмы клеточной резистентности, верно также и то, что 50%; увеличение накопления лекарства не будет иметь значения, если есть мутация, которая придает очень высокий уровень устойчивости. Принимая во внимание сложность устойчивости к лекарственным средствам и накопления лекарств, проиллюстрированных на рисунке, примечательно, но все же часто наблюдаемое, что избыточная экспрессия Pgp или любого другого переносчика ABC может независимо приводить к плохому результату.

Определение релевантности мишени с помощью суррогатного анализа

Взятые вместе, эти данные предполагают, что мы до сих пор не знаем, служат ли переносчики ABC в опухолях для снижения накопления лекарств до такой степени, что они становятся доминирующим механизмом, контролирующим внутриклеточную концентрацию и чувствительность к лекарствам. . Мы также не знаем, способны ли ингибиторы переносчиков увеличивать накопление лекарств в опухолях человека. У нас мало данных, чтобы ответить на этот вопрос. Лучшими прямыми доступными данными являются исследования агентов для визуализации, включая суррогаты, или химиотерапевтических средств против рака.

99m Tc-сестамиби и 99m Tc-тетрофосмин — это агенты для визуализации сердца, одобренные Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) для проверки функции миокарда. Оба они использовались, в основном, в небольших исследованиях, проводимых одним учреждением, для визуализации опухолей. В нескольких таких исследованиях было обнаружено, что захват сестамиби или тетрафосмина при раке легких тесно связан с ответом на химиотерапию [28–34]. Учитывая, что сестамиби и тетрофосмин являются субстратами как для Pgp, так и для MRP1 [35], коэкспрессия при раке легких может вызвать резкое снижение накопления.Недавно мы подтвердили заметную вариабельность поглощения сестамиби опухолями легких. Существовала вариабельность как между пациентами, так и внутри пациента — большие опухоли, которые были четко видны на компьютерной томографии, не были визуализированы с помощью 99m Tc-sestamibi [36]. Ранее было показано, что добавление тарикидара увеличивает удержание сестамиби в нормальной печени и почках, предположительно за счет ингибирования Pgp [37]. Кроме того, таривикар смог увеличить накопление сестамиби в опухолях у 8 пациентов на 36–263%; с наиболее выраженными эффектами у пациентов с раком коры надпочечников или раком почек [37].К сожалению, только 12–24%; Увеличение поглощения и накопления сестамиби в 8 из 10 видимых опухолей легких наблюдалось при применении тарикидара [36]. Если сестамиби является адекватным заменителем (и это не является достоверным) для накопления лекарств при раке, исследования опухолей легких показывают, что тариквитара недостаточно для увеличения накопления лекарств при этом заболевании. Поскольку эрлотиниб и гефитиниб были экспериментально радиоактивно мечены для ПЭТ-изображений [38, 39], с этими препаратами следует проводить клинические исследования.Был синтезирован паклитаксел, меченный ПЭТ [40], и клинические испытания открыты и накапливаются (Clinicaltrials.gov). Исследования поглощения и накопления в опухолях легких и молочной железы дадут ценную информацию об исходной вариабельности и, подтвердив это, позволят протестировать подходы к увеличению поглощения лекарственного средства опухолями. Эти подходы необходимы независимо от того, участвуют ли переносчики ABC в клинической лекарственной устойчивости или нет. Молекулярно-целевые методы лечения, которые не достигают своей цели, представляют собой упущенную возможность улучшения результатов лечения пациентов.

Могут ли полиморфные вариации в транспортерах ABC искажать данные?

Одним из успехов, достигнутых в этой области после завершения многих рандомизированных исследований фазы III, является открытие однонуклеотидных полиморфизмов (SNP), которые влияют на структуру и функцию нескольких переносчиков ABC. Для ABCB1 некоторые часто встречающиеся SNP были связаны с изменениями функции белка. Полиморфизм 3435C> T в последнее время интенсивно изучается.Полиморфизм является синонимом и часто ассоциируется с другими вариантами в ABCB1 . Одним из наиболее часто встречающихся вариантов является гаплотип 1236C> T, 2677G / T, 3435C> T, который встречается примерно в 25-40%; кавказцев и азиатов — всего 5–8%; африканцев [41]. Мутация 1236C> T синонимична, а мутация 2677G / T несинонимична. Интересно, что белок дикого типа и вариант гаплотипа экспрессируются на одинаковых уровнях на клеточной мембране, но присутствие полиморфизма 3435C> T в гаплотипе изменяет укладку и функцию белка, снижая эффективность транспорта известных субстратов. , но, что интересно, также снижает эффективность ингибиторов, таких как циклоспорин А или верапамил [42].Это повышает вероятность того, что действие других ингибиторов может быть изменено гаплотипом. Несмотря на их потенциальное влияние на эффективность ингибиторов, эта идея относительно нова, и эти гаплотипы редко изучались в клинических исследованиях с ингибиторами Pgp.

С другой стороны, многочисленные фармакокинетические исследования оценивали влияние вариантов ABCB1 на площадь под кривой концентрации (AUC), период полувыведения или другой фармакокинетический параметр [2, 43]. Хотя результаты были противоречивыми и противоречивыми, в целом существует консенсус в отношении того, что пациенты, несущие вариантные аллели, вероятно, будут иметь сниженный клиренс и потенциально повышенную токсичность, если существует узкое терапевтическое окно.Для ABCG2 описано несколько SNP, связанных со сниженным клиренсом субстратов и / или повышенной токсичностью. К ним относятся топотекан, дифломотекан и гефитиниб [44–47].

Таким образом, полиморфные варианты Pgp могли искажать результаты испытаний ингибиторов, и генотипирование этих вариантов может улучшить наше понимание этих испытаний. Кроме того, фармакокинетические исследования вариантов могут дать нам представление о возможном влиянии Pgp или другого переносчика на лекарственный ответ — улучшат ли противоопухолевую эффективность пациенты со сниженным клиренсом и более высокими концентрациями лекарственного средства?

Альтернативная терапевтическая мишень: переносчики ABC в ЦНС.

В то время как исследования с визуализацией, которые позволили бы определить вклад поглощения и накопления лекарств в резистентность, развиваются, появилась еще одна потенциальная терапевтическая цель среди переносчиков ABC.Гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) — это защитный механизм, предназначенный для предотвращения повреждения мозга токсинами, как эндогенными, так и экзогенными. Однако, защищая мозг, ГЭБ также служит для предотвращения проникновения терапевтических лекарств, что снижает эффективность. Высокие уровни экспрессии Pgp, MRP1 и ABCG2 в эндотелии капилляров головного мозга позволяют предположить, что они играют важную роль в предотвращении поглощения лекарств в головном мозге [3]. Исследования на мышах, дефицитных по Abcb1 / 2 , Abcc1 или Abcg2 , предоставили in vivo доказательство значимости этих переносчиков в ГЭБ мыши [48-50].

Что поразительно в исследованиях на мышах, так это очевидная кооперативность между Pgp и ABCG2 на мышином BBB. Интересно, что на моделях мышей максимальное проникновение в мозг ингибиторов тирозинкиназы, а также топотекана и флавопиридола наблюдалось, когда нокаутированы гены Abcb1 / 2 и Abcg2 [51–55]. показывает результаты, собранные из различных исследований на мышах с нокаутом. Аналогичные результаты были получены также с эрлотинибом и сунитинибом [56, 57]. Эти результаты вызывают опасения, что длительный контроль системного заболевания рака груди, легких и почек, достигаемый с помощью таргетных агентов лапатиниба, эрлотиниба и сунитиниба, соответственно, может сопровождаться появлением метастазов в ЦНС.Таким образом, может быть целесообразно изучить ингибирование как Pgp, так и ABCG2. Элакридар (GF120918) [58], тарикодар (XR9576) [59] и бирикодар (VX-710) [60], как было показано, ингибируют как Pgp, так и ABCG2 в моделях in vitro , а элакридар широко использовался на моделях мышей. как двойной ингибитор Pgp и ABCG2 [53, 54, 61]. Возможно, эти агенты могут найти применение для увеличения поглощения субстрата в ЦНС. Этому больше уделялось внимание в неврологии и психиатрии, чем в онкологии, чтобы увеличить потребление ЦНС противосудорожных и психиатрических препаратов [62, 63].

Влияние переносчиков ABC на проникновение в мозг субстратных соединений. Кратное увеличение проникновения в мозг флавопиридола, иматиниба, топотекана, дазатиниба, лапатиниба и сорафениба было определено у мышей, лишенных Abcb1a / b (Abcb1a / b — / -), Abcg2 (Abcg2 — / -) или обоих транспортеров (Abcb1a / b — / — Abcg2 — / -) по сравнению с мышами дикого типа (WT), которым было присвоено значение 1. Данные собраны из [52–55].

Перед тем, как проводить клинические испытания этих двойных ингибиторов с целью увеличения накопления какого-либо агента, очень важно разработать проверенный зонд функции ABCG2 (или Pgp) в гематоэнцефалическом барьере человека.Без такого зонда, подтверждающего ингибирование транспортеров на гематоэнцефалическом барьере, результаты клинических испытаний, сочетающих ингибитор тирозинкиназы с ингибитором транспортера ABC, было бы трудно интерпретировать. Однако для этой цели разрабатываются несколько средств визуализации, в том числе N-десметил-лоперамид для визуализации Pgp у пациентов [64, 65]. Кроме того, исследования на животных показывают, что гефитиниб, меченный радиоактивным изотопом, также может быть полезен в этом отношении [39].

Выводы

ABC-транспортеры играют важную роль в нормальной фармакологии и в защите нормальных тканей.Неясно, какова их роль в опосредовании лекарственной устойчивости в опухолях пациентов — клинические испытания ингибиторов Pgp не подтвердили гипотезу о том, что ингибирование Pgp может увеличивать накопление лекарственного средства и тем самым снижать резистентность. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять, как в клинике избыточная экспрессия приводит к плохому результату, в то время как одновременное добавление соединений, которые могли бы уменьшить отток, хотя ингибирование Pgp не помогло. Транспортеры захвата могут быть столь же важными и недостаточно изучены при раке.Отсутствие транспортера захвата или присутствие вредных элементов микроокружения опухоли может сделать сверхэкспрессию транспортера ABC точкой молчания. Существуют неадекватные суррогаты, чтобы ответить на вопрос, является ли снижение накопления лекарств (даже на простой фармакологической основе) причиной лекарственной устойчивости опухолей пациента. Разработка средств визуализации станет краеугольным камнем действительно персонализированной терапии для пациентов, чтобы мы могли подтвердить, что адекватные уровни молекулярно-направленной терапии достигли опухоли.Наконец, те же самые соображения существуют для транспортеров захвата и оттока, охраняющих гематоэнцефалический барьер. Субстратные препараты, предотвращающие накопление в ЦНС, являются кандидатами для будущих исследований модуляторов поглощения лекарств и могут представлять терапевтическую нишу для резервуара обучения, накопленного в этой области за последние 30 лет.

Схема, иллюстрирующая пропорции факторов лекарственной устойчивости, необходимые для успешного использования переносчиков ABC в качестве терапевтических мишеней.На схеме на панели А снижение накопления лекарственного средства должно быть наиболее важным компонентом лекарственной устойчивости. Уменьшение накопления лекарственного средства приводит к повышению уровня резистентности, в то время как другие механизмы играют относительно незначительную роль. В свою очередь, на панели B переносчики оттока ABC вносят основной вклад в снижение накопления лекарственного средства. Эти предположения, хотя никогда не были доказаны, лежат в основе гипотезы о том, что ингибирование оттока лекарств может обратить вспять лекарственную устойчивость и повысить эффективность лекарств.

Список литературы

1.Готтесман М.М., Фоджо Т., Бейтс С.Е. Множественная лекарственная устойчивость при раке: роль АТФ-зависимых переносчиков. Природа Rev Cancer. 2002. 2 (1): 48–58. [PubMed] [Google Scholar] 2. Cascorbi I. Роль фармакогенетики переносчиков АТФ-кассет в фармакокинетике лекарственных средств. Pharmacol Ther. 2006; 112 (2): 457–73. [PubMed] [Google Scholar] 3. Дикен Дж. Ф., Лошер В. Гематоэнцефалический барьер и рак: переносчики, лечение и троянские кони. Clin Cancer Res. 2007. 13 (6): 1663–1674. [PubMed] [Google Scholar] 4.Роби Р. У., Полгар О., Дикен Дж., То К. В., Бейтс С. Е.. ABCG2: определение его значимости для лечения клинической лекарственной устойчивости. Раковые метастазы Ред. 2007; 26 (1): 39–57. [PubMed] [Google Scholar] 5. Леонард Г.Д., Фоджо Т., Бейтс С.Е. Роль ABC-транспортеров в клинической практике. Онколог. 2003. 8 (5): 411–424. [PubMed] [Google Scholar] 6. ван дер Колк Д.М., де Фрис Э.Г., Мюллер М., Велленга Э. Роль насосов оттока лекарств при остром миелоидном лейкозе. Лимфома лейка. 2002. 43 (4): 685–701. [PubMed] [Google Scholar] 7. Сонневельд П.Множественная лекарственная устойчивость при злокачественных гематологических заболеваниях. J Intern Med. 2000. 247 (5): 521–534. [PubMed] [Google Scholar] 8. Штайнбах Д., Легран О. Переносчики ABC и лекарственная устойчивость при лейкемии: был ли P-gp не чем иным, как первой главой гидры? Лейкемия. 2007. 21 (6): 1172–1176. [PubMed] [Google Scholar] 9. Уилсон К.С., Дэвидсон Г.С., Мартин С.Б., Андрис Э., Поттер Дж., Харви Р., Ар К., Сюй Й., Копецки К.Дж., Анкерст Д.П., Гундакер Х., Словацкий М.Л., Москера-Каро М., Чен И.М., Стируолт Д.Л., Мерфи М., Шульц Ф.А., Кан Х., Ван Х, Радич Дж. П., Аппельбаум Ф. Р., Атлас С. Р., Годвин Дж., Уиллман К.Л.Профили экспрессии генов при остром миелоидном лейкозе у взрослых выявляют новые биологические кластеры для классификации риска и прогнозирования исходов. Кровь. 2006. 108 (2): 685–696. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Леонесса Ф., Кларк Р. АТФ-связывающие кассетные транспортеры и лекарственная устойчивость при раке молочной железы. Endocr Relat Cancer. 2003. 10 (1): 43–73. [PubMed] [Google Scholar] 11. Такара К., Сакаеда Т., Окумура К. Обновленная информация о преодолении множественной лекарственной устойчивости, опосредованной MDR1, в химиотерапии рака. Curr Pharm Des.2006. 12 (3): 273–286. [PubMed] [Google Scholar] 12. Озолс Р.Ф., Каннион Р.Э., Клекер Р.В., Гамильтон ТК, Остчега Ю., Паррилло Дж. Э., Янг Р. Верапамил и адриамицин в лечении пациентов с лекарственно-устойчивым раком яичников. J Clin Oncol. 1987. 5: 641–647. [PubMed] [Google Scholar] 13. Seiden MV, Swenerton KD, Matulonis U, Campos S, Rose P, Batist G, Ette E, Garg V, Fuller A, Harding MW, Charpentier D. Исследование фазы II ингибитора МЛУ бирикодара (INCEL, VX-710) и паклитаксел у женщин с распространенным раком яичников, резистентных к терапии паклитакселом.Gynecol Oncol. 2002. 86 (3): 302–310. [PubMed] [Google Scholar] 14. Фракассо П.М., Брэди М.Ф., Мур Д.Х., Уокер Дж.Л., Роуз П.Г., Летвак Л., Гроган Т.М., Макгуайр В.П. Фаза II исследования паклитаксела и валсподара (PSC 833) при рефрактерной карциноме яичников: групповое исследование гинекологической онкологии. J Clin Oncol. 2001. 19 (12): 2975–2982. [PubMed] [Google Scholar] 15. Чико I, Канг М.Х., Берган Р., Абрахам Дж., Бакке С., Медоуз Б., Ратт А., Роби Р., Чойк П., Меринос М., Голдспил Б., Смит Т., Стейнберг С., Фигг В. Д., Фоджо Т., Бейтс С. Фаза I исследование инфузионного паклитаксела в комбинации с антагонистом P-гликопротеина PSC 833.J Clin Oncol. 2001. 19 (3): 832–842. [PubMed] [Google Scholar] 16. Фокс Э, Бейтс С.Е. Тариквидар (XR9576): ингибитор оттока лекарственного средства Р-гликопротеина. Эксперт Rev Anticancer Ther. 2007. 7 (4): 447–459. [PubMed] [Google Scholar] 17. Крип Л.Д., Уно Х., Пайетта Е.М., Литцов М.Р., Кеттерлинг Р.П., Беннетт Дж. М., Роу Дж. М., Лазарус Х.М., Люгер С., Таллман М.С. Зосуквидар, новый модулятор Р-гликопротеина, не улучшает исходы у пожилых пациентов с впервые диагностированным острым миелоидным лейкозом: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование Восточной кооперативной онкологической группы 3999.Кровь. 2010. 116 (20): 4077–4085. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Патель К.Дж., Таннок ИФ. Влияние экспрессии Р-гликопротеина и его ингибиторов на распределение доксорубицина в опухолях молочной железы. BMC Рак. 2009; 9: 356. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Lankelma J, Dekker H, Luque FR, Luykx S, Hoekman K, van der Valk P, van Diest PJ, Pinedo HM. Градиенты доксорубицина при раке груди человека. Clin Cancer Res. 1999. 5 (7): 1703–1707. [PubMed] [Google Scholar] 20. Роттенберг С., Ясперс Дж. Э., Керсберген А., ван дер Бург Е., Нигрен А. О., Зандер С. А., Дерксен П. В., де Брюин М., Зевенховен Дж., Лау А., Боултер Р., Крэнстон А., О’Коннор М. Дж., Мартин Н. М., Борст П., Йонкерс Дж.Высокая чувствительность BRCA1-дефицитных опухолей молочной железы к ингибитору PARP AZD2281 отдельно и в комбинации с препаратами платины. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2008; 105 (44): 17079–17084. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Pajic M, Iyer JK, Kersbergen A, van der Burg E, Nygren AO, Jonkers J, Borst P, Rottenberg S. Умеренное увеличение экспрессии Mdr1a / 1b вызывает in vivo устойчивость к доксорубицину на мышиной модели наследственного рака груди. Cancer Res. 2009. 69 (16): 6396–6404. [PubMed] [Google Scholar] 22.Zander SA, Kersbergen A, van der Burg E, de Water N, van Tellingen O, Gunnarsdottir S, Jaspers JE, Pajic M, Nygren AO, Jonkers J, Borst P, Rottenberg S. Чувствительность и приобретенная устойчивость BRCA1; Р53-дефицитные опухоли молочной железы мышей по отношению к ингибитору топоизомеразы I топотекану. Cancer Res. 2010. 70 (4): 1700–1710. [PubMed] [Google Scholar] 23. Rottenberg S, Nygren AO, Pajic M, van Leeuwen FW, van der Heijden I, van de Wetering K, Liu X, de Visser KE, Gilhuijs KG, van Tellingen O, Schouten JP, Jonkers J, Borst P.Селективная индукция устойчивости к химиотерапии опухолей молочной железы в условной мышиной модели наследственного рака молочной железы. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2007; 104 (29): 12117–12122. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Бунстра Р., Тиммер-Босша Х., ван Эхтен-Арендс Дж., Ван дер Колк Д.М., ван ден Берг А., де Йонг Б., Тью К.Д., Поппема С., де Фриз Е.Г. Устойчивость к митоксантрону в клеточной линии мелкоклеточного рака легкого связана с активацией ABCA2. Br J Рак. 2004. 90 (12): 2411–2417. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25.Ritter CA, Jedlitschky G, Meyer zu Schwabedissen H, Grube M, Köck K, Kroemer HK. Клеточный экспорт лекарств и сигнальных молекул с помощью переносчиков АТФ-связывающих кассет MRP4 (ABCC4) и MRP5 (ABCC5) Drug Metab Rev.2005; 37 (1): 253–278. [PubMed] [Google Scholar] 26. Franke RM, Gardner ER, Sparreboom A. Фармакогенетика переносчиков лекарственных средств. Curr Pharm Des. 2010. 16 (2): 220–230. [PubMed] [Google Scholar] 27. Герлингер М., Суантон С. Как модели Дарвина сообщают о терапевтической неудаче, вызванной клональной гетерогенностью в медицине рака.Br J Рак. 2010. 103 (8): 1139–1143. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. Цериани Л., Джованелла Л., Бандера М., Беге Б., Ортелли М., Ронкари Г. Полуколичественная оценка поглощения 99Tcm-сестамиби при раке легких: взаимосвязь с клиническим ответом на химиотерапию. Nucl Med Commun. 1997. 18 (11): 1087–1097. [PubMed] [Google Scholar] 29. Nishiyama Y, Yamamoto Y, Satoh K, Ohkawa M, Kameyama K, Hayashi E, Fujita J, Tanabe M. Сравнительное исследование Tc-99m MIBI и TI-201 SPECT в прогнозировании химиотерапевтического ответа при немелкоклеточном раке легкого.Clin Nucl Med. 2000. 25 (5): 364–369. [PubMed] [Google Scholar] 30. Юксель М., Цермик Т., Доганай Л., Карликая С., Чакир Е., Салан А., Беркарда С. 99mTc-MIBI SPET при немелкоклеточном раке легкого в зависимости от Pgp и прогноза. Eur J Nucl Med Mol Imaging. 2002. 29 (7): 876–881. [PubMed] [Google Scholar] 31. Комори Т., Нарабаяси И., Мацуи Р., Суэёси К., Аратани Т., Уцуномия К. Энн Нукл Мед. 2000. 14 (6): 415–420. [PubMed] [Google Scholar] 32. Fuster D, Vinolas N, Mallafre C, Pavia J, Martin F, Pons F. Тетрофосмин как предикторы опухолевого ответа.Q J Nucl Med. 2003. 47 (1): 58–62. [PubMed] [Google Scholar] 33. Shih C, Shiau Y, Wang J, Ho S, Kao A. Использование визуализации грудной клетки с технецием-99m тетрофосмином для прогнозирования химиотерапевтического ответа на основе таксола при немелкоклеточном раке легкого, но не связанного с экспрессией белка устойчивости легких. Легкое. 2003. 181 (2): 103–111. [PubMed] [Google Scholar] 34. Мохан Х. К., Майлз К. А.. Экономическая эффективность 99mTc-сестамиби в прогнозировании ответа на химиотерапию у пациентов с раком легких: систематический обзор и метаанализ. J Nucl Med.2009. 50 (3): 376–381. [PubMed] [Google Scholar] 35. Гомес К.М., Абрунхоса А.Дж., Пауэлс Е.К., Ботельо М.Ф. Р-гликопротеин против MRP1 на кинетику транспорта катионных липофильных субстратов: сравнительное исследование с использованием [99mTc] сестамиби и [99mTc] тетрофосмина. Биотерма для рака Радиофарм. 2009. 24 (2): 215–227. [PubMed] [Google Scholar] 36. Келли Р.Дж., Дрейпер Д., Чен С.К., Роби Р.В., Фигг В.Д., Пикарз Р.Л., Чен Х, Гарднер Э.Р., Балис Ф.М., Венкатесан А.М., Штейнберг С.М., Фоджо А.Т., Бейтс С.Е. Фармакодинамическое исследование доцетаксела в сочетании с антагонистом P-гликопротеина Tar Liquidar (XR9576) у пациентов с раком легких, яичников и шейки матки.Clin Cancer Res. 2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Агравал М., Абрахам Дж., Балис Ф.М., Эджерли М., Штейн В.Д., Бейтс С., Фоджо Т., Чен С.К. Повышенное накопление 99mTc-сестамиби в нормальной печени и опухолях, устойчивых к лекарствам, после введения ингибитора гликопротеина XR9576. Clin Cancer Res. 2003. 9 (2): 650–656. [PubMed] [Google Scholar] 38. Memon AA, Jakobsen S, Dagnaes-Hansen F, Sorensen BS, Keiding S, Nexo E. Визуализация позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) с меченным [11C] эрлотинибом: исследование микро-ПЭТ на мышах с ксенотрансплантатами опухоли легких.Cancer Res. 2009. 69 (3): 873–878. [PubMed] [Google Scholar] 39. Кавамура К., Ямасаки Т., Юи Дж., Хатори А., Конно Ф., Кумата К., Ирие Т., Фукумура Т., Сузуки К., Канно И., Чжан М. Оценка in vivo модуляции Р-гликопротеина и белка устойчивости к раку груди в мозге с использованием [(11) C] гефитиниб. Nucl Med Biol. 2009. 36 (3): 239–246. [PubMed] [Google Scholar] 40. Курдзил К.А., Кален Дж. Д., Хирш Дж. И., Уилсон Дж. Д., Агарвал Р., Барретт Д., Медведь HD, Маккумиски Дж. Ф. Визуализация множественной лекарственной устойчивости с 4- [18F] фторпаклитакселом.Nucl Med Biol. 2007. 34 (7): 823–831. [PubMed] [Google Scholar] 41. Фунг К.Л., Готтесман ММ. Синонимичный полиморфизм в общем гаплотипе MDR1 (ABCB1) формирует функцию белка. Biochim Biophys Acta. 2009; 1794 (5): 860–871. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 42. Kimchi-Sarfaty C, Oh JM, Kim IW, Sauna ZE, Calcagno AM, Ambudkar SV, Gottesman MM. «Тихий» полиморфизм в гене MDR1 изменяет субстратную специфичность. Наука. 2007. 315 (5811): 525–528. [PubMed] [Google Scholar] 43. Амбудкар С.В., Кимчи-Сарфати Ц., Sauna ZE, Готтесман М.М.P-гликопротеин: от геномики к механизму. Онкоген. 2003. 22 (47): 7468–7485. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ли Дж., Кусатис Дж., Брамер Дж., Спарребум А., Роби Р. У., Бейтс С. Е., Идальго М., Бейкер С. Д.. Ассоциация варианта ABCG2 и фармакокинетики ингибиторов тирозинкиназы рецептора эпидермального фактора роста у онкологических больных. Cancer Biol Ther. 2007. 6 (3): 432–438. [PubMed] [Google Scholar] 45. Кусатис Дж., Грегорк В., Ли Дж., Спреафико А., Ингерсолл Р. Г., Вервей Дж., Людовини В., Вилла Е, Идальго М., Спарребум А., Бейкер С. Д.Фармакогенетика ABCG2 и побочные реакции на гефитиниб. J Natl Cancer Inst. 2006. 98 (23): 1739–1742. [PubMed] [Google Scholar] 46. Sparreboom A, Loos WJ, Burger H, Sissung TM, Verweij J, Figg WD, Nooter K, Gelderblom H. Влияние генотипа ABCG2 на пероральную биодоступность топотекана. Cancer Biol Ther. 2005. 4 (6): 650–658. [PubMed] [Google Scholar] 47. Sparreboom A, Gelderblom H, Marsh S, Ahluwalia R, Obach R, Principe P, Twelves C, Verweij J, McLeod HL. Фармакокинетика дифломотекана в отношении генотипа ABCG2 421C> A.Clin Pharmacol Ther. 2004. 76 (1): 38–44. [PubMed] [Google Scholar] 48. Schinkel AH, Smit JJ, van Tellingen O, Beijnen JH, Wagenaar E, van Deemter L, Mol CA, van der Valk MA, Robanus-Maandag EC, te Riele HP, Berns AJ, Borst P. Disruption of mouse mdr-1a p Ген гликопротеина приводит к нарушению гематоэнцефалического барьера и к повышенной чувствительности к лекарствам. Клетка. 1994; 77: 491–502. [PubMed] [Google Scholar] 49. Wijnholds J, deLange EC, Scheffer GL, van den Berg DJ, Mol CA, van der Valk M, Schinkel AH, Scheper RJ, Breimer DD, Borst P.Белок 1 множественной лекарственной устойчивости защищает эпителий сосудистого сплетения и вносит вклад в барьер между кровью и спинномозговой жидкостью. J Clin Invest. 2000. 105 (3): 279–285. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 50. Бредвельд П., Плюм Д., Чиприани Г., Вилинга П., ван Теллинген О., Шинкель А. Х., Шелленс Дж. Х. Влияние Bcrp1 (Abcg2) на фармакокинетику in vivo и проникновение в мозг мезилата иматиниба (Gleevec): значение для использования белка устойчивости к раку груди и ингибиторов P-гликопротеина для обеспечения проникновения иматиниба в мозг пациентов.Cancer Res. 2005. 65 (7): 2577–2582. [PubMed] [Google Scholar] 51. de Vries NA, Zhao J, Kroon E, Buckle T, Beijnen JH, van Tellingen O. P-гликопротеин и белок устойчивости к раку груди: два доминирующих переносчика, работающих вместе, ограничивая проникновение топотекана в мозг. Clin Cancer Res. 2007. 13 (21): 6440–6449. [PubMed] [Google Scholar] 52. Полли Дж., Олсон К., Чизм Дж., Джон-Уильямс Л., Йегер Р., Вудард С., Отто В., Кастеллино С., Демби В. Неожиданная синергистическая роль Р-гликопротеина и белка устойчивости к раку груди на проникновение в центральную нервную систему Ингибитор тирозинкиназы лапатиниб (N- {3-хлор-4 — [(3-фторбензил) окси] фенил} -6- [5 — ({[2- (метилсульфонил) этил] амино} метил) -2-фурил] — 4-хиназолинамин; GW572016) Лекарство Metab Dispos.2009. 37 (2): 439–442. [PubMed] [Google Scholar] 53. Lagas JS, van Waterschoot RA, van Tilburg VA, Hillebrand MJ, Lankheet N, Rosing H, Beijnen JH, Schinkel AH. Накопление дазатиниба в головном мозге ограничивается Р-гликопротеином (ABCB1) и белком устойчивости к раку груди (ABCG2) и может быть усилено лечением элакридаром. Clin Cancer Res. 2009. 15 (7): 2344–2351. [PubMed] [Google Scholar] 54. Lagas J, van Waterschoot R, Sparidans R, Wagenaar E, Beijnen J, Schinkel A. Белок устойчивости к раку груди и P-гликопротеин ограничивают накопление сорафениба в мозге.Mol Cancer Ther. 2010. 9 (2): 319–326. [PubMed] [Google Scholar] 55. Zhou L, Schmidt K, Nelson FR, Zelesky V, Troutman MD, Feng B. Влияние белка устойчивости к раку груди и P-гликопротеина на проникновение в мозг флавопиридола, мезилата иматиниба (Gleevec), празозина и 2-метокси-3 — (4- (2- (5-метил-2-фенилоксазол-4-ил) этокси) фенил) пропановая кислота (PF-407288) у мышей. Утилизация наркотиков. 2009. 37 (5): 946–955. [PubMed] [Google Scholar] 56. Тан СК, Лагас Дж.С., Ланкхит Н., Розинг Х., Бейнен Дж. Х., Шинкель А. Х.Р-гликопротеин (ABCB1) и белок устойчивости к раку молочной железы (ABCG2) ограничивают накопление сунитиниба в мозге, что может быть усилено пероральным лечением элакридаром. Proc Amer Assoc Can Res. 2010; 51 [PubMed] [Google Scholar] 57. Kodaira H, Kusuhara H, Ushiki J, Fuse E, Sugiyama Y. Кинетический анализ взаимодействия P-гликопротеина (P-gp / Abcb1) и белка устойчивости к раку груди (Bcrp / Abcg2) в ограничении проникновения эрлотиниба в мозг и яички , флавопиридол и митоксантрон. J Pharmacol Exp Ther. 2010. 333 (3): 788–796.[PubMed] [Google Scholar] 58. де Брюин М., Мияке К., Литман Т., Роби Р., Бейтс С.Е. Обращение резистентности к GF120918 в клеточных линиях, экспрессирующих полупереносчик ABC, MXR. Cancer Lett. 1999. 146 (2): 117–126. [PubMed] [Google Scholar] 59. Роби Р. У., Стедман К., Полгар О., Морисаки К., Блейни М., Мистри П., Бейтс С. Е.. Pheophorbide a является специфическим зондом для функции и ингибирования ABCG2. Cancer Res. 2004. 64 (4): 1242–1246. [PubMed] [Google Scholar] 60. Minderman H, O’Loughlin KL, Pendyala L, Baer MR. VX-710 (бирикодар) увеличивает удержание лекарственного средства и повышает химиочувствительность в резистентных клетках, сверхэкспрессирующих Р-гликопротеин, белок множественной лекарственной устойчивости и белок устойчивости к раку молочной железы.Clin Cancer Res. 2004. 10 (5): 1826–1834. [PubMed] [Google Scholar] 61. Бихорел С., Камениш Г., Лемер М., Шеррманн Дж. М.. Модуляция распределения иматиниба и его метаболитов в головном мозге мышей с помощью валсподара, зосукидара и элакридара. Pharm Res. 2007. 24 (9): 1720–1728. [PubMed] [Google Scholar] 62. Лошер В., Пошка Х. Активные переносчики оттока через гематоэнцефалический барьер: семейство генов АТФ-связывающих кассет. NeuroRx. 2005. 2 (1): 86–98. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 63. Лазаровски А., Черный Л., Любенеки Ф., Жирарди Э., Васкес С., Д’Джано К.Переносчики ABC при эпилепсии и механизмы, лежащие в основе множественной лекарственной устойчивости при рефрактерной эпилепсии. Эпилепсия. 2007. 48 (Приложение 5): 140–149. [PubMed] [Google Scholar] 64. Каннан П., Джон С., Зогби С., Халлдин С., Готтесман М., Иннис Р., Холл М. Визуализация функции Р-гликопротеина с помощью радиоактивных индикаторов: фармакокинетика и приложения in vivo. Clin Pharmacol Ther. 2009. 86 (4): 368–377. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 65. Крейсл В.С., Лиоу Дж.С., Кимура Н., Сенека Н., Зогби СС, Морс К.Л., Херскович П., Пайк В.В., Иннис РБ.Функцию Р-гликопротеина на гематоэнцефалическом барьере у людей можно количественно оценить с помощью субстратного радиоактивного индикатора 11C-N-десметил-лоперамида. J Nucl Med. 2010. 51 (4): 559–566. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 66. Ломм С., Джоли Ф., Уокер Дж. Л., Лиссони А. А., Николетто М. О., Манихас Г. М., Бэкеландт М. М., Гордон А. Н., Фракассо П. М., Митловски В. Л., Джонс Г. Дж., Дуган М. Х. Исследование фазы III валсподара (PSC 833) в сочетании с паклитакселом и карбоплатином в сравнении с только паклитакселом и карбоплатином у пациентов с эпителиальным раком яичников на стадии IV или с субоптимально удаленным эпителиальным раком яичников на стадии III или первичным раком брюшины.J Clin Oncol. 2008. 26 (16): 2674–2682. [PubMed] [Google Scholar] 67. Friedenberg WR, Rue M, Blood EA, Dalton WS, Shustik C, Larson RA, Sonneveld P, Greipp PR. Исследование фазы III PSC-833 (валсподар) в комбинации с винкристином, доксорубицином и дексаметазоном (валсподар / VAD) по сравнению с одним VAD у пациентов с рецидивирующей или рефрактерной множественной миеломой (E1A95): исследование Восточной кооперативной онкологической группы. Рак. 2006. 106 (4): 830–838. [PubMed] [Google Scholar] 68. Баер М.Р., Джордж С.Л., Додж Р.К., О’Лафлин К.Л., Миндерман Х., Калиджури М.А., Анастази Дж., Пауэлл Б.Л., Колитц Д.Е., Шиффер Калифорния, Блумфилд С.Д., Ларсон Р.А.Исследование фазы 3 модулятора множественной лекарственной устойчивости PSC-833 у ранее нелеченных пациентов в возрасте 60 лет и старше с острым миелоидным лейкозом: исследование рака и лейкемии, группа B 9720. Кровь. 2002. 100 (4): 1224–1232. [PubMed] [Google Scholar] 69. Гринберг П.Л., Ли С.Дж., Адвани Р., Таллман М.С., Сикик Б.И., Летендре Л., Дуган К., Лам Б., Чин Д.Л., Девальд Дж., Пайетта Е., Беннетт Дж. М., Роу Дж. М.. Митоксантрон, этопозид и цитарабин с валсподаром или без него у пациентов с рецидивирующим или рефрактерным острым миелоидным лейкозом и миелодиспластическим синдромом высокого риска: исследование фазы III (E2995) J Clin Oncol.2004. 22 (6): 1078–1086. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 70. Саеки Т., Номидзу Т., Той М., Ито Ю., Ногучи С., Кобаяси Т., Асага Т., Минами Х., Ямамото Н., Аоги К., Икеда Т., Охаши И., Сато В., Цуруо Т. Дофекидар фумарат (MS-209) в комбинация с циклофосфамидом, доксорубицином и фторурацилом для пациентов с запущенным или рецидивирующим раком молочной железы. J Clin Oncol. 2007. 25 (4): 411–417. [PubMed] [Google Scholar]

% PDF-1.4 % 541 0 объект> эндобдж xref 541 404 0000000016 00000 н. 0000009781 00000 н. 0000009954 00000 н. 0000009980 00000 н. 0000010051 00000 п. 0000010108 00000 п. 0000010461 00000 п. 0000010642 00000 п. 0000010823 00000 п. 0000011004 00000 п. 0000011185 00000 п. 0000011365 00000 п. 0000011522 00000 п. 0000011662 00000 п. 0000011829 00000 п. 0000011985 00000 п. 0000012123 00000 п. 0000012274 00000 п. 0000012449 00000 п. 0000012624 00000 п. 0000012778 00000 п. 0000012937 00000 п. 0000013149 00000 п. 0000013228 00000 п. 0000013306 00000 п. 0000013386 00000 п. 0000013465 00000 п. 0000013544 00000 п. 0000013622 00000 п. 0000013701 00000 п. 0000013779 00000 п. 0000013858 00000 п. 0000013936 00000 п. 0000014016 00000 п. 0000014096 00000 п. 0000014176 00000 п. 0000014256 00000 п. 0000014336 00000 п. 0000014415 00000 п. 0000014494 00000 п. 0000014572 00000 п. 0000014651 00000 п. 0000014729 00000 п. 0000014807 00000 п. 0000014886 00000 п. 0000014965 00000 п. 0000015044 00000 п. 0000015121 00000 п. 0000015200 00000 н. 0000015279 00000 н. 0000015358 00000 п. 0000015435 00000 п. 0000015514 00000 п. 0000015593 00000 п. 0000015672 00000 п. 0000015749 00000 п. 0000015828 00000 п. 0000015907 00000 п. 0000015986 00000 п. 0000016065 00000 п. 0000016144 00000 п. 0000016223 00000 п. 0000016300 00000 п. 0000016379 00000 п. 0000016458 00000 п. 0000016535 00000 п. 0000016614 00000 п. 0000016693 00000 п. 0000016772 00000 п. 0000016851 00000 п. 0000016928 00000 п. 0000017007 00000 п. 0000017086 00000 п. 0000017165 00000 п. 0000017244 00000 п. 0000017321 00000 п. 0000017400 00000 п. 0000017479 00000 п. 0000017558 00000 п. 0000017637 00000 п. 0000017714 00000 п. 0000017793 00000 п. 0000017872 00000 п. 0000017951 00000 п. 0000018030 00000 п. 0000018107 00000 п. 0000018186 00000 п. 0000018265 00000 п. 0000018344 00000 п. 0000018423 00000 п. 0000018500 00000 п. 0000018579 00000 п. 0000018658 00000 п. 0000018737 00000 п. 0000018816 00000 п. 0000018895 00000 п. 0000018974 00000 п. 0000019051 00000 п. 0000019130 00000 п. 0000019209 00000 п. 0000019288 00000 п. 0000019365 00000 п. 0000019444 00000 п. 0000019523 00000 п. 0000019602 00000 п. 0000019681 00000 п. 0000019760 00000 п. 0000019839 00000 п. 0000019916 00000 п. 0000019995 00000 п. 0000020074 00000 п. 0000020153 00000 п. 0000020232 00000 п. 0000020311 00000 п. 0000020390 00000 н. 0000020467 00000 п. 0000020546 00000 п. 0000020625 00000 п. 0000020704 00000 п. 0000020783 00000 п. 0000020862 00000 п. 0000020941 00000 п. 0000021018 00000 п. 0000021097 00000 п. 0000021176 00000 п. 0000021255 00000 п. 0000021334 00000 п. 0000021413 00000 п. 0000021492 00000 п. 0000021569 00000 п. 0000021648 00000 н. 0000021727 00000 п. 0000021806 00000 п. 0000021885 00000 п. 0000021964 00000 п. 0000022043 00000 п. 0000022120 00000 н. 0000022199 00000 п. 0000022278 00000 п. 0000022357 00000 п. 0000022436 00000 п. 0000022515 00000 п. 0000022594 00000 п. 0000022671 00000 п. 0000022750 00000 п. 0000022829 00000 п. 0000022908 00000 н. 0000022987 00000 п. 0000023066 00000 п. 0000023145 00000 п. 0000023222 00000 н. 0000023301 00000 п. 0000023380 00000 п. 0000023459 00000 п. 0000023538 00000 п. 0000023617 00000 п. 0000023696 00000 п. 0000023773 00000 п. 0000023852 00000 п. 0000023931 00000 п. 0000024010 00000 п. 0000024087 00000 п. 0000024166 00000 п. 0000024245 00000 п. 0000024324 00000 п. 0000024403 00000 п. 0000024482 00000 п. 0000024561 00000 п. 0000024638 00000 п. 0000024717 00000 п. 0000024796 00000 п. 0000024875 00000 п. 0000024954 00000 п. 0000025033 00000 п. 0000025112 00000 п. 0000025189 00000 п. 0000025268 00000 п. 0000025347 00000 п. 0000025426 00000 п. 0000025505 00000 п. 0000025584 00000 п. 0000025663 00000 п. 0000025740 00000 п. 0000025819 00000 п. 0000025898 00000 п. 0000025977 00000 п. 0000026056 00000 п. 0000026135 00000 п. 0000026214 00000 п. 0000026291 00000 п. 0000026370 00000 п. 0000026449 00000 н. 0000026528 00000 п. 0000026607 00000 п. 0000026686 00000 п. 0000026765 00000 п. 0000026842 00000 п. 0000026921 00000 п. 0000027000 00000 н. 0000027079 00000 п. 0000027158 00000 н. 0000027237 00000 п. 0000027316 00000 п. 0000027393 00000 п. 0000027472 00000 п. 0000027551 00000 п. 0000027630 00000 н. 0000027707 00000 п. 0000027785 00000 п. 0000027863 00000 п. 0000027942 00000 н. 0000028020 00000 н. 0000028099 00000 н. 0000028177 00000 п. 0000028256 00000 п. 0000028334 00000 п. 0000028413 00000 п. 0000028491 00000 п. 0000028570 00000 п. 0000028648 00000 п. 0000028727 00000 п. 0000028805 00000 п. 0000028884 00000 п. 0000028962 00000 п. 0000029041 00000 п. 0000029119 00000 п. 0000029198 00000 п. 0000029276 00000 н. 0000029355 00000 п. 0000029433 00000 п. 0000029512 00000 п. 0000029590 00000 н. 0000029669 00000 п. 0000029747 00000 п. 0000029826 00000 п. 0000029904 00000 н. 0000029983 00000 н. 0000030061 00000 п. 0000030140 00000 п. 0000030218 00000 п. 0000030296 00000 п. 0000030374 00000 п. 0000030451 00000 п. 0000030529 00000 п. 0000030607 00000 п. 0000030684 00000 п. 0000030762 00000 п. 0000030840 00000 п. 0000030918 00000 п. 0000030995 00000 п. 0000031073 00000 п. 0000031150 00000 п. 0000031228 00000 п. 0000031304 00000 п. 0000031381 00000 п. 0000031457 00000 п. 0000031535 00000 п. 0000031612 00000 п. 0000031690 00000 н. 0000031767 00000 п. 0000031846 00000 п. 0000031924 00000 п. 0000032003 00000 п. 0000032081 00000 п. 0000032160 00000 п. 0000032238 00000 п. 0000032317 00000 п. 0000032395 00000 п. 0000032474 00000 п. 0000032552 00000 п. 0000032631 00000 п. 0000032709 00000 п. 0000032788 00000 п. 0000032866 00000 п. 0000032945 00000 п. 0000033023 00000 п. 0000033102 00000 п. 0000033180 00000 п. 0000033259 00000 п. 0000033337 00000 п. 0000033416 00000 п. 0000033494 00000 п. 0000033573 00000 п. 0000033651 00000 п. 0000033730 00000 п. 0000033808 00000 п. 0000033887 00000 п. 0000033965 00000 п. 0000034044 00000 п. 0000034122 00000 п. 0000034201 00000 п. 0000034279 00000 п. 0000034358 00000 п. 0000034436 00000 п. 0000034515 00000 п. 0000034593 00000 п. 0000034672 00000 п. 0000034750 00000 п. 0000034829 00000 п. 0000034907 00000 п. 0000034986 00000 п. 0000035064 00000 п. 0000035143 00000 п. 0000035221 00000 п. 0000035300 00000 п. 0000035378 00000 п. 0000035457 00000 п. 0000035535 00000 п. 0000035614 00000 п. 0000035692 00000 п. 0000035771 00000 п. 0000035849 00000 п. 0000035928 00000 п. 0000036006 00000 п. 0000036083 00000 п. 0000036161 00000 п. 0000036239 00000 п. 0000036317 00000 п. 0000036394 00000 п. 0000036470 00000 п. 0000036548 00000 н. 0000036626 00000 н. 0000036959 00000 п. 0000037413 00000 п. 0000037586 00000 п. 0000037981 00000 п. 0000038440 00000 п. 0000039113 00000 п. 0000039572 00000 п. 0000039729 00000 п. 0000040198 00000 п. 0000040369 00000 п. 0000040741 00000 п. 0000040934 00000 п. 0000041218 00000 п. 0000041320 00000 н. 0000041717 00000 п. 0000042154 00000 п. 0000042531 00000 п. 0000042726 00000 н. 0000043009 00000 п. 0000043445 00000 п. 0000046143 00000 п. 0000046318 00000 п. 0000046529 00000 п. 0000049140 00000 п. 0000049313 00000 п. 0000049713 00000 п. 0000049771 00000 п. 0000050091 00000 п. 0000052400 00000 п. 0000054667 00000 п. 0000056911 00000 п. 0000059054 00000 п. 0000061143 00000 п. 0000063091 00000 п. 0000066115 00000 п. 0000069436 00000 п. 0000071674 00000 п. 0000072017 00000 н. 0000075971 00000 п. 0000076471 00000 п. 0000076579 00000 п. 0000076971 00000 п. 0000077166 00000 п. 0000077450 00000 п. 0000079860 00000 п. 0000080167 00000 п. 0000080366 00000 п. 0000080568 00000 п. 0000080739 00000 п. 0000080938 00000 п. 0000081140 00000 п. 0000081472 00000 н. 0000081673 00000 п. 0000082159 00000 п. 0000082283 00000 п. 0000093327 00000 п. 0000093365 00000 п. 0000093844 00000 п. 0000093956 00000 п. 0000142097 00000 н. 0000142135 00000 н. 0000142609 00000 н. 0000142721 00000 н. 0000197045 00000 н. 0000197083 00000 н. 0000197184 00000 н. 0000197240 00000 н. 0000197659 00000 н. 0000197755 00000 н. 0000197875 00000 н. 0000197974 00000 н. 0000198099 00000 н. 0000198216 00000 н. 0000198355 00000 н. 0000198460 00000 н. 0000198595 00000 н. 0000198753 00000 н. 0000198889 00000 н. 0000199014 00000 н. 0000199197 00000 н. 0000199454 00000 н. 0000008376 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 944 0 obj> поток xiLWpr, a «xP!, @% YZbrr ˂, IaXAJ

Фосфатидилсерин декарбоксилаза — обзор

3.2.1. Биогенез фосфатидилсерин декарбоксилазы 1

Фосфатидилсерин декарбоксилаза 1 (Psd1p) принадлежит к семейству декарбоксилаз, которые содержат пирувоильные простетические группы, необходимые для декарбоксилирования их субстрата (van Poelje and Snell, 1990). Декарбоксилазы PS и их роль в метаболизме фосфолипидов эволюционно сохранились от бактерий до человека (Schuiki and Daum, 2009). Дрожжи содержат два фермента Psd, митохондриальный Psd1p (Clancey et al., 1993; Trotter et al., 1993) и Psd2p; Psd2p локализуется в эндосомах и является лишь второстепенным источником клеточного PE (Birner et al., 2001; Gulshan et al., 2010; Trotter and Voelker, 1995). Важно отметить, что комбинированная делеция PSD1 и PSD2 дает штамм дрожжей, который является ауксотрофным по этаноламину или лизо-PE, что позволяет продуцировать PE по пути CDP-этаноламин или через реакцилирование лизо-PE с помощью Ale1p, соответственно (Atkinson et al., 1980; Riekhof et al., 2007b).

Ген, кодирующий Psd1p, PSD1 у дрожжей или PISD у млекопитающих, кодируется ядром и синтезируется как профермент цитозольными рибосомами (Clancey et al., 1993; Куге и др., 1991; Троттер и др., 1993). У дрожжей Psd1p нацелен на митохондриальный IM через его N-концевую последовательность нацеливания на митохондрии. После импорта в IM две матричные пептидазы, матричная процессирующая пептидаза (MPP) и октапептидаза Oct1p, действуют, последовательно удаляя митохондриальную нацеливающую последовательность (Horvath et al., 2012; Nebauer et al., 2007). Заключительный этап автокаталитической обработки разделяет фермент на две субъединицы, α и β, генерирует простетическую группу пирувоила на N-конце меньшей α-субъединицы и требуется для генерации активного фермента (Choi et al., 2012, 2015; Dowhan et al., 1974; Хорват и др., 2012; Куге и др., 1996; Ли и Даухан, 1988, 1990; Сатре и Кеннеди, 1978). Субъединица α прикреплена к мембране, оставаясь нековалентно связанной с субъединицей β, которая интегрирована во внутреннюю митохондриальную мембрану, обращенную к межмембранному пространству (IMS; Horvath et al., 2012; Li and Dowhan, 1988; Tamura et al., 2012b ).

Пирувоильные группы не кодируются геномом и возникают в результате посттрансляционной модификации неактивного профермента.Простетическая группа представляет собой свободный карбонил пирувата, ковалентно связанный с модифицированным белком (Satre and Kennedy, 1978). Исследования биохимии автокаталитического процессинга в декарбоксилазах PS в основном проводились с бактериальным Psd и показывают, что после синтеза профермента он подвергается необычному процессу процессинга, называемому негидролитическим серинолизом. Серинолиз не только разделяет субъединицы α и β, но также дополнительно генерирует простетическую группу пирувоила на N-конце субъединицы α.Это событие процессинга и пирувоильная группа, которую он создает, необходимы для декарбоксилирования ФС от бактерий к человеку (Choi et al., 2012, 2015; Dowhan et al., 1974; Horvath et al., 2012; Kuge et al., 1996; Ли и Доухан, 1988, 1990; Онгука и др., 2015; Сатре и Кеннеди, 1978).

Интересно, что каталитическая триада, типичная для сериновых протеаз, необходима для автокатализа Psd1p (Choi et al., 2015). Помимо консервативного остатка серина (Choi et al., 2012; Horvath et al., 2012; Kuge et al., 1996; Li and Dowhan, 1988), существуют эволюционно консервативные остатки аспарагиновой кислоты и гистидина, которые при индивидуальной мутации предотвращают автокатализ Psd1p (Choi et al., 2015). Следовательно, прежде чем стать декарбоксилазой, Psd1p должен сначала функционировать как сериновая протеаза. Psd1p дрожжей, перенаправленный на секреторный путь, автокаталитически компетентен, ферментативно активен и полностью способен поддерживать рост дрожжей psd1 Δ psd2 Δ в отсутствие этаноламина (Onguka et al., 2015). Таким образом, пока он закреплен в мембране, сам Psd1p содержит все остальное, необходимое для автокатализа, и не требует помощи специфического для митохондрий компонента.

ProgeSOFT представляет новую версию своего САПР на основе DWG, progeCAD 2019

Благодаря встроенной поддержке DWG, возможностям 2D / 3D САПР, дополнительным инструментам и плагинам, включенным бесплатно, progeCAD 2019 станет вашим лучшим выбором среди альтернативных программ САПР.

CHIASSO, Швейцария (PRWEB) 24 июня 2018 г.

ProgeSOFT рада объявить о новом выпуске progeCAD 2019 Professional, доступного DWG САПР для профессионального рисования с бессрочной лицензией.progeCAD продолжает расти, и выпуск 2019 года удовлетворяет особые требования пользователей к повседневным задачам проектирования, таким как поддержка популярных форматов 3D CAD STEP и IGES, печать без полей, оптимизация для устройств с дисплеями 4K, элементы управления окном просмотра и многое другое.

progeCAD Professional — это платформа САПР, которая работает в 2D и 3D напрямую с файлами DWG и DXF от AutoCAD® 2.5 до DWG 2018, обеспечивая полную совместимость при обмене файлами чертежей DWG / DXF. Начало работы с progeCAD интуитивно понятно для пользователей, знакомых с AutoCAD®, благодаря интерфейсу с классическим и ленточным меню, а также командам и параметрам, подобным стандартным в отрасли.Новая версия progeCAD 2019 выпущена на новом движке IntelliCAD 8.4 и предлагает ряд новых инструментов, команд и опций, поддержку множества новых форматов файлов и множество улучшений.

Повышена производительность progeCAD 2019 в отношении времени запуска программного обеспечения, привязки объектов к подложкам, чертежей с внешними ссылками, перерисовки при создании и обновлении файлов с несколькими объектами, а также печати больших чертежей в пространстве модели с использованием оконного выбора области печати. Оптимизация пользовательского интерфейса включает поддержку мониторов 4K, обеспечивающих резкое и четкое отображение пунктов меню; переработанные и переупорядоченные меню для более быстрого доступа к командам, элементы управления окном просмотра, позволяющие сэкономить время при просмотре представлений и визуальных стилей, а также новый редактор CUI для упрощения настройки интерфейса.Теперь progeCAD 2019 может импортировать и экспортировать файлы acad.cui и acad.pgp, позволяя профессионалам САПР использовать свои псевдонимы AutoCAD®.

Здесь вы можете ознакомиться с некоторыми из наиболее привлекательных новых функций:

· Импорт / экспорт множества новых форматов файлов, позволяющих обмениваться многопрофильными информационными моделями, такими как STEP, IGES, Maya .MA, 3D Studio .3ds, Wavefront .OBJ, и это лишь некоторые из них (пожалуйста, посетите официальный веб-сайт, чтобы узнать весь список новых поддерживаемых форматов).
· Подложки IFC со строительными данными.Команда IFCPANE добавлена ​​для открытия панели категорий объектов для управления видимостью. После того, как подложка .ifc прикреплена, ее можно привязать к объектам или расчленить, преобразовав в редактируемые данные САПР.
· Настройка полей печати, позволяющая редактировать поля стандартных размеров бумаги плоттеров / принтеров и получать отпечатки без полей. Визуализация предыдущей области печати также поддерживается командой печати.
· Функции 3D и 2D Civil:
БЫСТРАЯ ТРИАНГУЛЯЦИЯ облаков точек.Создание поверхностей TIN из точек файлов сканирования облаков точек или точек, собранных при съемке местности. К этим поверхностям можно применить команду AUTOSEZ.
AUTOSEZ. Инструмент для автоматического создания профилей поверхности для отображения отметок поверхности вдоль горизонтальной трассы, например, кромок дороги или канав (топографических разрезов).
НАКЛОН. Инструмент для простого создания линий уклона местности (меток) между двумя краями или для преобразования полилиний в полилинии в стиле уклона.
· Пронумерованные маркеры для автоматического создания пузырей с порядковыми номерами или буквами.
· Команда AIDIMFLIPARROW для изменения направления стрелок в размерах.
· Больше новых команд в группе Express Tools: GETSEL, BSCALE, GATTE, QLATTACH, DIMDISASSOCIATE, PREFIXSUFFIX.
· Общая длина Мера выбранных объектов: палитра свойств отображает совокупную длину выбранных полилиний и линий или общую площадь нескольких выбранных штриховок.
· Межстрочный интервал, списки и выравнивание абзаца в редакторе многострочного текста на месте.
· Новая команда фильтра, подобная AutoCAD, с диалоговым окном (‘_FILTER).
· Интеллектуальный поиск с приоритетом наиболее часто используемых команд и улучшенной читабельностью при автозаполнении.
· WMF оптимизирован для BetterWMF для лучшего восприятия и высокого качества при вставке и копировании чертежей progeCAD в другие программные пакеты, такие как Microsoft Word.

«progeCAD прочно зарекомендовал себя как одно из лучших альтернативных решений САПР, интеллектуальный пакет САПР, способный сэкономить ваше время и деньги.progeCAD — это гораздо больше, чем просто инструмент для рисования, поскольку он позволяет лучше организовать, автоматизировать и упростить повседневные процессы проектирования благодаря дополнительным бесплатным инструментам, таким как экспорт 3D PDF, конвертер PDF в DWG, Векторизатор, менеджер блочных библиотек, интеграция BetterWMF, плагин EasyArch и модуль Artisan Render. Даже при сегодняшних стремительных темпах технологических изменений наше надежное базовое программное обеспечение САПР всегда остается актуальным », — прокомментировал Марко Лучини, генеральный директор ProgeSOFT SA.

Чтобы узнать обо всех новых функциях progeCAD 2019, посетите официальный сайт и специальный канал YouTube.

Изучите progeCAD 2019 в 30-дневной полнофункциональной пробной версии, чтобы получить полное представление о возможностях новой версии. Скачать пробную версию ЗДЕСЬ.

О компании
ProgeSOFT SA — частная компания-разработчик программного обеспечения, специализирующаяся на экономичных решениях САПР. Обладая большим опытом работы в индустрии САПР, ProgeSOFT предлагает универсальные платформы САПР для Windows и MAC, а также приложения для архитектурных, механических, электрических, ГИС, HVAC / трубопроводов и некоторых других отраслей.ProgeSOFT также является основателем и исполнительным членом Технологического консорциума IntelliCAD®.

ProgeSOFT SA
info (at) progesoft.

Вам может понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *